Подробнее о Пушкине


 Материал из Википедии

 Материал из Яндекс-словарей


лицом и веселишь улыбкою. Не хочу обладать миром; хочу твоего
взора. От тебя ожидаю жизни.
     Горная роза,  освеженная  росою!  Избранная  любимица  природы!  Тихое,
потаенное сокровище! от тебя ожидаю жизни.
     Грузины пьют не по-нашему и  удивительно  крепки.  Вины  их  не  терпят
вывоза  и  скоро  портятся,  но  на  месте  они  прекрасны.  Кахетинское   и
карабахское стоят некоторых бургонских.  Вино  держат  в  маранах,  огромных
кувшинах, зарытых в землю. Их открывают с торжественными  обрядами.  Недавно
русский драгун,  тайно  отрыв  таковой  кувшин,  упал  в  него  и  утонул  в
кахетинском вине, как несчастный Кларенс в бочке малаги.
     Тифлис находится на  берегах  Куры  в  долине,  окруженной  каменистыми
горами. Они укрывают его со всех сторон от ветров и, раскалясь на солнце, не
нагревают, а  кипятят  недвижный  воздух.  Вот  причина  нестерпимых  жаров,
царствующих в Тифлисе, несмотря на то, что город находится  только  еще  под
сорок первым градусом широты. Самое его название (Тбилискалар) значит Жаркий
город.
     Большая  часть  города  выстроена  по-азиатски:  дома  низкие,   кровли
плоские. В северной части возвышаются дома европейской архитектуры, и  около
них начинают образоваться правильные площади. Базар разделяется на несколько
рядов; лавки полны турецких и персидских  товаров,  довольно  дешевых,  если
принять в рассуждение всеобщую дороговизну. Оружие тифлисское дорого ценится
на  всем  Востоке.  Граф  Самойлов  и  В.,  прослывшие   здесь   богатырями,
обыкновенно пробовали свои новые  шашки,  с  одного  маху  перерубая  надвое
барана или отсекая голову быку.
     В Тифлисе главную часть народонаселения составляют армяне: в 1825  году
было их здесь до  2500  семейств.  Во  время  нынешних  войн  число  их  еще
умножилось. Грузинских семейств считается до 1500. Русские не  считают  себя
здешними жителями. Военные, повинуясь долгу, живут в Грузии, потому что  так
им велено. Молодые титулярные советники приезжают сюда за чином асессорским,
толико вожделенным. Те и другие смотрят на Грузию как на изгнание.
     Климат тифлисский, сказывают,  нездоров.  Здешние  горячки  ужасны;  их
лечат меркурием, коего  употребление  безвредно  по  причине  жаров.  Лекаря
кормят им своих больных безо всякой совести. Генерал Сипягин, говорят,  умер
оттого, что его домовый лекарь, приехавший с ним  из  Петербурга,  испугался
приема, предлагаемого тамошними докторами, и не дал оного больному.  Здешние
лихорадки похожи на крымские и молдавские и лечатся одинаково.
     Жители пьют курскую воду, мутную, но приятную.  Во  всех  источниках  и
колодцах вода сильно отзывается серой. Впрочем, вино  здесь  в  таком  общем
употреблении, что недостаток в воде был бы незаметен.
     В Тифлисе удивила меня дешевизна денег. Переехав на извозчике через две
улицы и отпустив его  через  полчаса,  я  должен  был  заплатить  два  рубля
серебром.  Я  сперва  думал,  что   он   хотел   воспользоваться   незнанием
новоприезжего; но мне сказали, что цена точно такова. Все  прочее  дорого  в
соразмерности.
     Мы ездили в немецкую колонию и там обедали.  Пили  там  делаемое  пиво,
вкусу очень неприятного, и заплатили очень дорого за очень  плохой  обед.  В
моем трактире кормили  меня  так  же  дорого  и  дурно.  Генерал  Стрекалов,
известный гастроном, позвал однажды меня отобедать;  по  несчастию,  у  него
разносили кушанья  по  чинам,  а  за  столом  сидели  английские  офицеры  в
генеральских эполетах. Слуги так усердно меня обносили, что  я  встал  из-за
стола голодный. Черт побери тифлисского гастронома!
     Я с нетерпением ожидал разрешения моей участи. Наконец получил  записку
от Раевского. Он писал мне,  чтобы  я  спешил  к  Карсу,  потому  что  через
несколько дней войско должно было идти далее. Я выехал на другой же день.
     Я ехал верхом, переменяя лошадей на казачьих постах. Вокруг меня  земля
была опалена зноем.  Грузинские  деревни  издали  казались  мне  прекрасными
садами, но, подъезжая к ним, видел  я  несколько  бедных  сакель,  осененных
пыльными тополями. Солнце село, но воздух все еще был душен:

     Ночи знойные!
     Звезды чуждые!..

     Луна сияла; все было тихо; топот моей лошади один раздавался  в  ночном
безмолвии. Я  ехал  долго,  не  встречая  признаков  жилья.  Наконец  увидел
уединенную саклю. Я стал стучаться в дверь. Вышел хозяин.  Я  попросил  воды
сперва по-русски, а  потом  по-татарски.  Он  меня  не  понял.  Удивительная
беспечность! в тридцати верстах от Тифлиса и на дороге в Персию и Турцию  он
не знал ни слова ни по-русски, ни по-татарски.
     Переночевав на казачьем посту, на рассвете отправился я  далее.  Дорога
шла горами  и  лесом.  Я  встретил  путешествующих  татар;  между  ими  было
несколько женщин. Они сидели верхами, окутанные в чадры; видны  были  у  них
только глаза да каблуки.
     Я стал подыматься на  Безобдал,  гору,  отделяющую  Грузию  от  древней
Армении. Широкая дорога, осененная  деревьями,  извивается  около  горы.  На
вершине Безобдала  я  проехал  сквозь  малое  ущелие,  называемое,  кажется,
Волчьими  Воротами,  и  очутился  на  естественной   границе   Грузии.   Мне
представились новые горы, новый горизонт;  подо  мною  расстилались  злачные
зеленые нивы. Я взглянул еще раз на опаленную Грузию и  стал  спускаться  по
отлогому  склонению  горы  к  свежим   равнинам   Армении.   С   неописанным
удовольствием заметил я, что зной вдруг уменьшился: климат был уже другой.
     Человек мой со вьючными лошадьми от меня отстал. Я ехал один в цветущей
пустыне, окруженной издали горами. В рассеянности проехал я мимо поста,  где
должен  был  переменить  лошадей.  Прошло  более  шести  часов,  и  я  начал
удивляться пространству перехода. Я увидел в стороне груды  камней,  похожие
на сакли, и отправился к ним. В самом деле я приехал  в  армянскую  деревню.
Несколько женщин в пестрых лохмотьях  сидели  на  плоской  кровле  подземной
сакли. Я изъяснился кое-как. Одна из них сошла в саклю и вынесла мне сыру  и
молока. Отдохнув несколько минут, я пустился далее и на высоком берегу  реки
увидел против себя крепость Гергеры. Три потока с шумом и пеной низвергались
с высокого берега. Я переехал через  реку.  Два  вола,  впряженные  в  арбу,
подымались по крутой дороге. Несколько  грузин  сопровождали  арбу.  "Откуда
вы?" - спросил я их. "Из Тегерана". - "Что вы  везете?"  -  "Грибоеда".  Это
было тело убитого Грибоедова, которое препровождали в Тифлис.
     Не думал я встретить уже когда-нибудь нашего Грибоедова! Я расстался  с
ним в прошлом году в Петербурге пред отъездом его в Персию. Он был печален и
имел странные предчувствия. Я было хотел его успокоить; он мне сказал: "Vous
ne connaissez pas ces gens-la: vous verrez qu'il faudra jouer des  couteaux"
{9}. Он полагал, что причиною кровопролития будет смерть шаха и междуусобица
его семидесяти сыновей. Но престарелый шах  еще  жив,  а  пророческие  слова
Грибоедова сбылись. Он погиб под кинжалами  персиян,  жертвой  невежества  и
вероломства. Обезображенный труп его, бывший три дня  игралищем  тегеранской
черни, узнан был только по руке, некогда простреленной пистолетною пулею.
     Я познакомился с Грибоедовым в 1817 году. Его меланхолический характер,
его озлобленный ум, его добродушие,  самые  слабости  и  пороки,  неизбежные
спутники человечества,  -  все  в  нем  было  необыкновенно  привлекательно.
Рожденный с честолюбием, равным его дарованиям, долго был он  опутан  сетями
мелочных  нужд  и  неизвестности.  Способности   человека   государственного
оставались без употребления; талант поэта был не признан; даже его  холодная
и блестящая храбрость оставалась некоторое  время  в  подозрении.  Несколько
друзей знали ему цену и видели улыбку недоверчивости, эту глупую,  несносную
улыбку, когда случалось им говорить о нем  как  о  человеке  необыкновенном.
Люди


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |  30 |  31 |  32 |  33 |  34 |  35 |  36 |  37 |  38 |  39 |  40 |  41 |  42 |  43 |  44 |  45 |  46 |  47 |  48 |  49 |  50 |  51 |  52 |  53 |  54 |  55 |  56 |  57 |  58 |  59 |  60 |  61 |  62 |  63 |  64 |  65 |  66 |  67 |  68 |  69 |  70 |  71 |  72 |  73 |  74 |  75 |  76 |  77 |  78 |  79 |  80 |  81 |  82 |  83 |  84 |  85 |  86 |  87 |  88 |  89 |  90 |  91 |  92 |  93 |  94 |  95 |  96 |  97 |  98 |  99 |  100 |  101 |  102 |  103 |  104 |  105 |  106 |  107 |  108 |  109 |  110 |  111 |  112 |  113 |  114 |  115 |  116 |  117 |  118 |  119 |  120 |  121 |  122 |  123 |  124 |  125 |  126 |  127 |  128 |  129 |  130 |  131 |  132 |  133 |  134 |  135 |  136 |  137 |  138 |  139 |