Подробнее о Пушкине


 Материал из Википедии

 Материал из Яндекс-словарей


это
сначала мне очень нравилось, но скоро надоело.  Пушка  ехала  шагом,  фитиль
курился, и солдаты раскуривали им свои трубки. Медленность нашего похода  (в
первый день мы прошли только пятнадцать верст), несносная  жара,  недостаток
припасов, беспокойные ночлеги, наконец  беспрерывный  скрып  нагайских  ароб
выводили меня из терпения. Татаре тщеславятся этим скрыпом, говоря, что  они
разъезжают как честные  люди,  не  имеющие  нужды  укрываться.  На  сей  раз
приятнее было бы мне путешествовать не в столь  почтенном  обществе.  Дорога
довольно однообразная: равнина; по сторонам  холмы.  На  краю  неба  вершины
Кавказа, каждый день являющиеся  выше  и  выше.  Крепости,  достаточные  для
здешнего края, со рвом, который каждый из нас перепрыгнул бы  в  старину  не
разбегаясь, с заржавыми пушками, не стрелявшими со времен графа Гудовича,  с
обрушенным валом, по которому бродит гарнизон куриц  и  гусей.  В  крепостях
несколько лачужек, где с трудом можно достать десяток яиц и кислого молока.
     Первое замечательное место есть крепость Минарет.  Приближаясь  к  ней,
наш караван ехал по прелестной долине между  курганами,  обросшими  липой  и
чинаром. Это  могилы  нескольких  тысяч  умерших  чумою.  Пестрелись  цветы,
порожденные  зараженным  пеплом.  Справа  сиял   снежный   Кавказ;   впереди
возвышалась огромная, лесистая гора; за нею находилась крепость.  Кругом  ее
видны следы разоренного аула, называвшегося  Татартубом  и  бывшего  некогда
главным в Большой Кабарде. Легкий, одинокий минарет свидетельствует о  бытии
исчезнувшего селения. Он стройно возвышается между грудами камней, на берегу
иссохшего потока. Внутренняя лестница еще не обрушилась. Я взобрался по  ней
на площадку, с которой уже не раздается голос муллы. Там нашел  я  несколько
неизвестных имен, нацарапанных на кирпичах славолюбивыми путешественниками.
     Дорога наша сделалась живописна. Горы тянулись над нами. На их вершинах
ползали чуть видные стада и казались насекомыми.  Мы  различили  и  пастуха,
быть может русского, некогда взятого в плен и состаревшегося  в  неволе.  Мы
встретили еще курганы, еще развалины. Два-три надгробных памятника стояло на
краю дороги. Там, по обычаю черкесов,  похоронены  их  наездники.  Татарская
надпись, изображение шашки, танга, иссеченные  на  камне,  оставлены  хищным
внукам в память хищного предка.
     Черкесы нас ненавидят. Мы вытеснили их из привольных пастбищ;  аулы  их
разорены, целые племена уничтожены. Они час от часу далее углубляются в горы
и оттуда направляют свои  набеги.  Дружба  мирных  черкесов  ненадежна:  они
всегда готовы помочь буйным своим единоплеменникам. Дух дикого их  рыцарства
заметно упал. Они редко нападают в  равном  числе  на  казаков,  никогда  на
пехоту и бегут, завидя пушку. Зато никогда не пропустят  случая  напасть  на
слабый отряд  или  на  беззащитного.  Здешняя  сторона  полна  молвой  о  их
злодействах. Почти нет никакого способа их усмирить, пока их не  обезоружат,
как обезоружили крымских татар, что чрезвычайно трудно исполнить, по причине
господствующих между ими наследственных распрей и  мщения  крови.  Кинжал  и
шашка суть члены их тела, и младенец начинает  владеть  ими  прежде,  нежели
лепетать. У них убийство - простое телодвижение. Пленников они  сохраняют  в
надежде на выкуп, но обходятся с ними с  ужасным  бесчеловечием,  заставляют
работать  сверх  сил,  кормят  сырым  тестом,  бьют,  когда  вздумается,   и
приставляют к ним для стражи своих мальчишек, которые за одно  слово  вправе
их изрубить  своими  детскими  шашками.  Недавно  поймали  мирного  черкеса,
выстрелившего в солдата. Он оправдывался тем, что ружье  его  слишком  долго
было заряжено. Что делать с таковым народом? Должно,  однако  ж,  надеяться,
что приобретение восточного края Черного моря, отрезав черкесов от  торговли
с  Турцией,  принудит  их  с  нами   сблизиться.   Влияние   роскоши   может
благоприятствовать их укрощению: самовар был бы важным  нововведением.  Есть
средство более сильное, более нравственное, более сообразное с  просвещением
нашего  века:  проповедание  Евангелия.  Черкесы   очень   недавно   приняли
магометанскую  веру.  Они  были  увлечены  деятельным  фанатизмом  апостолов
Корана,  между  коими  отличался  Мансур,  человек   необыкновенный,   долго
возмущавший Кавказ противу русского владычества, наконец схваченный  нами  и
умерший в Соловецком монастыре. Кавказ ожидает христианских миссионеров.  Но
легче для нашей лености в замену  слова  живого  выливать  мертвые  буквы  и
посылать немые книги людям, не знающим грамоты.
     Мы достигли Владикавказа, прежнего Капкая, преддверия гор.  Он  окружен
осетинскими аулами. Я посетил один из них и попал на похороны.  Около  сакли
толпился народ. На дворе стояла арба, запряженная двумя волами. Родственники
и друзья умершего съезжались со всех сторон и с громким плачем шли в  саклю,
ударяя себя кулаками в лоб.  Женщины  стояли  смирно.  Мертвеца  вынесли  на
бурке...

     ...like a warrior taking his rest
     With his martial cloak around him; {5}

     положили его на арбу. Один из гостей взял ружье покойника, сдул с полки
порох и положил его подле тела. Волы тронулись. Гости поехали  следом.  Тело
должно было  быть  похоронено  в  горах,  верстах  в  тридцати  от  аула.  К
сожалению, никто не мог объяснить мне сих обрядов.
     Осетинцы самое бедное племя из народов, обитающих на  Кавказе;  женщины
их прекрасны и, как слышно, очень благосклонны к путешественникам.  У  ворот
крепости встретил я жену и дочь заключенного осетинца. Они несли  ему  обед.
Обе казались спокойны и смелы; однако ж при моем  приближении  обе  потупили
голову и закрылись своими изодранными чадрами. В крепости видел я черкесских
аманатов, резвых и красивых мальчиков. Они поминутно проказят  и  бегают  из
крепости. Их держат в жалком положении. Они ходят в лохмотьях, полунагие и в
отвратительной нечистоте. На иных видел я деревянные колодки. Вероятно,  что
аманаты, выпущенные на волю, не жалеют о своем пребывании во Владикавказе.
     Пушка оставила нас. Мы отправились с пехотой  и  казаками.  Кавказ  нас
принял  в  свое  святилище.  Мы  услышали  глухой  шум  и   увидели   Терек,
разливающийся по разным направлениям.  Мы  поехали  по  его  левому  берегу.
Шумные волны его приводят в движение колеса  низеньких  осетинских  мельниц,
похожих на собачьи  конуры.  Чем  далее  углублялись  мы  в  горы,  тем  уже
становилось ущелие. Стесненный Терек с ревом бросает свои мутные волны  чрез
утесы, преграждающие ему путь. Ущелие извивается вдоль его течения. Каменные
подошвы гор обточены его волнами. Я шел пешком и  поминутно  останавливался,
пораженный мрачною прелестию природы. Погода была пасмурная;  облака  тяжело
тянулись около черных вершин. Граф  Пушкин  и  Шернваль,  смотря  на  Терек,
воспоминали Иматру и отдавали преимущество реке на Севере гремящей. Но я  ни
с чем не мог сравнить мне предстоявшего зрелища.
     Не доходя до Ларса, я  отстал  от  конвоя,  засмотревшись  на  огромные
скалы, между коими хлещет Терек с яростию неизъяснимой. Вдруг бежит  ко  мне
солдат, крича мне издали: "Не останавливайтесь, ваше благородие, убьют!" Это
предостережение с непривычки показалось мне  чрезвычайно  странным.  Дело  в
том, что осетинские разбойники, безопасные  в  этом  узком  месте,  стреляют
через Терек в путешественников. Накануне нашего перехода  они  напали  таким
образом на генерала Бековича, проскакавшего сквозь  их  выстрелы.  На  скале
видны развалины какого-то замка: они облеплены саклями мирных осетинцев, как
будто гнездами ласточек.
     В  Ларсе  остановились  мы  ночевать.  Тут  нашли  мы   путешественника
француза, который напугал нас предстоящею дорогой. Он советовал нам  бросить
экипажи в Коби и ехать верхом. С ним выпили мы  в  первый  раз  кахетинского
вина из вонючего бурдюка,


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |  30 |  31 |  32 |  33 |  34 |  35 |  36 |  37 |  38 |  39 |  40 |  41 |  42 |  43 |  44 |  45 |  46 |  47 |  48 |  49 |  50 |  51 |  52 |  53 |  54 |  55 |  56 |  57 |  58 |  59 |  60 |  61 |  62 |  63 |  64 |  65 |  66 |  67 |  68 |  69 |  70 |  71 |  72 |  73 |  74 |  75 |  76 |  77 |  78 |  79 |  80 |  81 |  82 |  83 |  84 |  85 |  86 |  87 |  88 |  89 |  90 |  91 |  92 |  93 |  94 |  95 |  96 |  97 |  98 |  99 |  100 |  101 |  102 |  103 |  104 |  105 |  106 |  107 |  108 |  109 |  110 |  111 |  112 |  113 |  114 |  115 |  116 |  117 |  118 |  119 |  120 |  121 |  122 |  123 |  124 |  125 |  126 |  127 |  128 |  129 |  130 |  131 |  132 |  133 |  134 |  135 |  136 |  137 |  138 |  139 |