Подробнее о Пушкине


 Материал из Википедии

 Материал из Яндекс-словарей


24 февраля  нынешнего  года,  в  которое  число  он  из  города
отлучился и  с  той  поры  уже  в  команду  мою  не  являлся.  А  слышно  от
перебежчиков, что он был у Пугачева  в  слободе  и  с  ним  вместе  ездил  в
Белогорскую крепость, в коей прежде находился он на службе; что касается  до
его поведения, то я могу..." Тут он прервал свое чтение и сказал мне сурово:
"Что ты теперь скажешь себе в оправдание?"
     Я хотел было продолжать, как начал, и  объяснить  мою  связь  с  Марьей
Ивановной  так  же  искренно,  как  и  все  прочее.  Но  вдруг  почувствовал
непреодолимое отвращение. Мне пришло  в  голову,  что  если  назову  ее,  то
комиссия потребует ее к ответу;  и  мысль  впутать  имя  ее  между  гнусными
изветами злодеев и ее самую привести на очную с ними ставку  -  эта  ужасная
мысль так меня поразила, что я замялся и спутался.
     Судьи мои, начинавшие, казалось, выслушивать  ответы  мои  с  некоторою
благосклонностию, были  снова  предубеждены  противу  меня  при  виде  моего
смущения. Гвардейский офицер потребовал, чтоб меня поставили на очную ставку
с главным  доносителем.  Генерал  велел  кликнуть  вчерашнего  злодея.  Я  с
живостию обратился к  дверям,  ожидая  появления  своего  обвинителя.  Через
несколько минут загремели цепи, двери  отворились,  и  вошел  -  Швабрин.  Я
изумился его перемене. Он был ужасно  худ  и  бледен.  Волоса  его,  недавно
черные как смоль, совершенно поседели; длинная борода была  всклокочена.  Он
повторил обвинения свои слабым, но смелым голосом. По его словам, я  отряжен
был от Пугачева в Оренбург шпионом; ежедневно выезжал на  перестрелки,  дабы
передавать письменные известия о всем, что делалось в  городе;  что  наконец
явно передался самозванцу, разъезжал с ним из крепости в крепость,  стараясь
всячески  губить  своих  товарищей-изменников,  дабы  занимать  их  места  и
пользоваться наградами, раздаваемыми от самозванца. Я выслушал его  молча  и
был доволен одним: имя Марьи Ивановны не было произнесено  гнусным  злодеем,
оттого ли, что самолюбие его страдало при мысли о той, которая отвергла  его
с презрением; оттого ли, что в сердце его таилась  искра  того  же  чувства,
которое и меня  заставляло  молчать,  -  как  бы  то  ни  было,  имя  дочери
белогорского коменданта  не  было  произнесено  в  присутствии  комиссии.  Я
утвердился еще более в моем намерении, и  когда  судьи  спросили:  чем  могу
опровергнуть показания Швабрина,  я  отвечал,  что  держусь  первого  своего
объяснения и ничего другого в оправдание себе сказать не могу. Генерал велел
нас вывести. Мы вышли вместе. Я спокойно взглянул на Швабрина, но не  сказал
ему ни слова.  Он  усмехнулся  злобной  усмешкою  и,  приподняв  свои  цепи,
опередил меня и ускорил свои шаги. Меня опять отвели в тюрьму и  с  тех  пор
уже к допросу не требовали.
     Я не был свидетелем всему, о чем остается мне уведомить читателя; но  я
так часто слыхал о том рассказы, что малейшие подробности  врезались  в  мою
память и что мне кажется, будто бы я тут же невидимо присутствовал.
     Марья Ивановна принята была моими родителями с тем искренним  радушием,
которое отличало людей старого века. Они видели благодать божию в  том,  что
имели случай приютить и обласкать бедную сироту. Вскоре они к  ней  искренно
привязались, потому что нельзя было ее узнать и не полюбить. Моя любовь  уже
не казалась батюшке пустою блажью; а матушка только того и желала,  чтоб  ее
Петруша женился на милой капитанской дочке.
     Слух о моем аресте поразил все мое семейство. Марья Ивановна так просто
рассказала моим родителям о странном знакомстве моем с Пугачевым, что оно не
только не беспокоило их, но еще заставляло часто смеяться от чистого сердца.
Батюшка не хотел верить, чтобы я мог быть замешан  в  гнусном  бунте,  коего
цель была ниспровержение престола и истребление дворянского рода. Он  строго
допросил Савельича. Дядька не утаил, что барин  бывал  в  гостях  у  Емельки
Пугачева и что-де злодей его таки жаловал; но клялся, что ни о какой  измене
он  и  не  слыхивал.  Старики  успокоились  и  с  нетерпением  стали   ждать
благоприятных вестей. Марья Ивановна сильно была  встревожена,  но  молчала,
ибо в высшей степени была одарена скромностию и осторожностию.
     Прошло несколько недель... Вдруг батюшка получает из Петербурга  письмо
от  нашего  родственника  князя  Б  **.  Князь  писал  ему  обо  мне.  После
обыкновенного приступа, он объявлял ему, что подозрения насчет участия моего
в замыслах бунтовщиков, к несчастию, оказались слишком  основательными,  что
примерная казнь должна была  бы  меня  постигнуть,  но  что  государыня,  из
уважения к заслугам и преклонным летам отца, решилась помиловать преступного
сына и, избавляя его от позорной казни, повелела только сослать в отдаленный
край Сибири на вечное поселение.
     Сей неожиданный удар едва не убил отца моего. Он  лишился  обыкновенной
своей твердости, и горесть его  (обыкновенно  немая)  изливалась  в  горьких
жалобах. "Как! - повторял он,  выходя  из  себя.  -  Сын  мой  участвовал  в
замыслах Пугачева! Боже праведный, до чего я дожил! Государыня избавляет его
от казни! От этого разве мне легче? Не казнь страшна:  пращур  мой  умер  на
лобном месте, отстаивая то, что почитал святынею  своей  совести;  отец  мой
пострадал вместе  с  Волынским  и  Хрущевым.  Но  дворянину  изменить  своей
присяге, соединиться с разбойниками, с убийцами, с беглыми холопьями!.. Стыд
и срам нашему роду!.." Испуганная его отчаянием матушка  не  смела  при  нем
плакать и старалась возвратить ему бодрость, говоря о  неверности  молвы,  о
шаткости людского мнения. Отец мой был неутешен.
     Марья  Ивановна  мучилась  более  всех.  Будучи  уверена,  что  я   мог
оправдаться, когда бы только захотел, она догадывалась об истине и  почитала
себя виновницею моего несчастия. Она скрывала от всех свои слезы и страдания
и между тем непрестанно думала о средствах, как бы меня спасти.
     Однажды вечером батюшка сидел на диване, перевертывая листы Придворного
календаря; но мысли его  были  далеко,  и  чтение  не  производило  над  ним
обыкновенного своего действия. Он насвистывал старинный марш. Матушка  молча
вязала шерстяную фуфайку, и слезы изредка капали на ее работу.  Вдруг  Марья
Ивановна, тут  же  сидевшая  за  работой,  объявила,  что  необходимость  ее
заставляет ехать в Петербург и что она просит дать  ей  способ  отправиться.
Матушка очень огорчилась. "Зачем тебе в Петербург? - сказала она. -  Неужто,
Марья Ивановна, хочешь и ты нас покинуть?" Марья Ивановна отвечала, что  вся
будущая судьба  ее  зависит  от  этого  путешествия,  что  она  едет  искать
покровительства и помощи у сильных людей, как дочь  человека,  пострадавшего
за свою верность.
     Отец мой потупил голову: всякое слово, напоминающее мнимое преступление
сына, было ему тягостно и казалось  колким  упреком.  "Поезжай,  матушка!  -
сказал он ей со вздохом. - Мы твоему счастию помехи сделать  не  хотим.  Дай
бог тебе в женихи доброго человека, не ошельмованного изменника". Он встал и
вышел из комнаты.
     Марья Ивановна, оставшись наедине с матушкою, отчасти объяснила ей свои
предположения. Матушка со слезами обняла ее и молила  бога  о  благополучном
конце замышленного дела. Марью Ивановну снарядили, и  через  несколько  дней
она отправилась в дорогу с верной Палашей и с  верным  Савельичем,  который,
насильственно разлученный со мною, утешался  по  крайней  мере  мыслию,  что
служит нареченной моей невесте.
     Марья Ивановна благополучно прибыла в Софию и, узнав на почтовом дворе,
что Двор находился в то время в Царском Селе, решилась тут остановиться.  Ей
отвели уголок за перегородкой. Жена смотрителя тотчас с  нею  разговорилась,
объявила, что она племянница придворного истопника, и посвятила  ее  во  все
таинства  придворной  жизни.  Она  рассказала,  в  котором  часу


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |  30 |  31 |  32 |  33 |  34 |  35 |  36 |  37 |  38 |  39 |  40 |  41 |  42 |  43 |  44 |  45 |  46 |  47 |  48 |  49 |  50 |  51 |  52 |  53 |  54 |  55 |  56 |  57 |  58 |  59 |  60 |  61 |  62 |  63 |  64 |  65 |  66 |  67 |  68 |  69 |  70 |  71 |  72 |  73 |  74 |  75 |  76 |  77 |  78 |  79 |  80 |  81 |  82 |  83 |  84 |  85 |  86 |  87 |  88 |  89 |  90 |  91 |  92 |  93 |  94 |  95 |  96 |  97 |  98 |  99 |  100 |  101 |  102 |  103 |  104 |  105 |  106 |  107 |  108 |  109 |  110 |  111 |  112 |  113 |  114 |  115 |  116 |  117 |  118 |  119 |  120 |  121 |  122 |  123 |  124 |  125 |  126 |  127 |  128 |  129 |  130 |  131 |  132 |  133 |  134 |  135 |  136 |  137 |  138 |  139 |