Подробнее о Пушкине


 Материал из Википедии

 Материал из Яндекс-словарей


прекращении скучной и мелочной
войны с разбойниками и дикарями.
     Но Пугачев не был пойман. Он явился на сибирских  заводах,  собрал  там
новые  шайки  и  опять  начал  злодействовать.  Слух  о  его  успехах  снова
распространился. Мы узнали о разорении сибирских крепостей. Вскоре  весть  о
взятии Казани и о походе самозванца на Москву встревожила начальников войск,
беспечно дремавших в  надежде  на  бессилие  презренного  бунтовщика.  Зурин
получил повеление переправиться через Волгу {3}.
     Не стану описывать нашего похода и окончания войны. Скажу коротко,  что
бедствие доходило до  крайности.  Мы  проходили  через  селения,  разоренные
бунтовщиками, и поневоле отбирали  у  бедных  жителей  то,  что  успели  они
спасти. Правление было повсюду прекращено:  помещики  укрывались  по  лесам.
Шайки  разбойников  злодействовали  повсюду;  начальники  отдельных  отрядов
самовластно наказывали и  миловали;  состояние  всего  обширного  края,  где
свирепствовал пожар, было ужасно... Не  приведи  бог  видеть  русский  бунт,
бессмысленный и беспощадный!
     Пугачев  бежал,  преследуемый  Иваном  Ивановичем  Михельсоном.  Вскоре
узнали мы о совершенном его  разбитии.  Наконец  Зурин  получил  известие  о
поимке самозванца, а вместе с  тем  и  повеление  остановиться.  Война  была
кончена. Наконец мне можно было ехать к моим  родителям!  Мысль  их  обнять,
увидеть Марью Ивановну, от которой не имел я никакого  известия,  одушевляла
меня восторгом. Я прыгал как  ребенок.  Зурин  смеялся  и  говорил,  пожимая
плечами: "Нет, тебе несдобровать! Женишься - ни за что пропадешь!"
     Но между тем странное чувство отравляло мою радость:  мысль  о  злодее,
обрызганном кровию стольких  невинных  жертв,  и  о  казни,  его  ожидающей,
тревожила меня поневоле: "Емеля, Емеля! - думал я  с  досадою,  -  зачем  не
наткнулся ты на штык или не подвернулся под картечь? Лучше ничего не мог  бы
ты придумать". Что прикажете делать? Мысль о нем неразлучна была  во  мне  с
мыслию о пощаде, данной мне им в одну из  ужасных  минут  его  жизни,  и  об
избавлении моей невесты из рук гнусного Швабрина.
     Зурин дал мне отпуск. Через несколько дней должен я был опять очутиться
посреди  моего  семейства,  увидеть  опять  мою  Марью   Ивановну...   Вдруг
неожиданная гроза меня поразила.
     В день, назначенный для выезда, в самую ту минуту,  когда  готовился  я
пуститься в дорогу, Зурин вошел ко мне в избу, держа в руках бумагу, с видом
чрезвычайно озабоченным. Что-то кольнуло меня в сердце. Я испугался, сам  не
зная чего. Он выслал моего денщика и объявил, что имеет до меня  дело.  "Что
такое?" - спросил я с беспокойством. "Маленькая неприятность, - отвечал  он,
подавая мне бумагу. - Прочитай, что сейчас я получил". Я стал ее читать: это
был секретный приказ ко всем отдельным начальникам арестовать меня,  где  бы
ни попался, и немедленно отправить под  караулом  в  Казань  в  Следственную
комиссию, учрежденную по делу Пугачева.
     Бумага чуть не выпала из моих рук. "Делать нечего! -  сказал  Зурин.  -
Долг мой повиноваться приказу. Вероятно, слух о твоих дружеских путешествиях
с Пугачевым как-нибудь да дошел до правительства. Надеюсь, что дело не будет
иметь никаких последствий и что ты оправдаешься перед комиссией. Не унывай и
отправляйся". Совесть моя была чиста; я суда не боялся; но  мысль  отсрочить
минуту сладкого свидания, может быть на  несколько  еще  месяцев,  устрашала
меня. Тележка была готова. Зурин дружески со мною простился. Меня посадили в
тележку. Со мною сели два гусара с саблями наголо, и  я  поехал  по  большой
дороге.

     Глава XIV
     СУД

     Мирская молва -
     Морская волна.

     Пословица.

     Я был уверен, что  виною  всему  было  самовольное  мое  отсутствие  из
Оренбурга. Я легко мог оправдаться: наездничество не только никогда не  было
запрещено, во еще всеми силами было ободряемо. Я мог быть обвинен в излишней
запальчивости, а не в ослушании. Но приятельские сношения  мои  с  Пугачевым
могли быть доказаны множеством свидетелей и должны были казаться по  крайней
мере весьма подозрительными. Во всю дорогу  размышлял  я  о  допросах,  меня
ожидающих, обдумывал свои  ответы  и  решился  перед  судом  объявить  сущую
правду, полагая сей способ  оправдания  самым  простым,  а  вместе  и  самым
надежным.
     Я приехал в Казань, опустошенную и погорелую. По улицам, наместо домов,
лежали груды углей и торчали закоптелые стены без крыш  и  окон.  Таков  был
след, оставленный Пугачевым! Меня привезли в  крепость,  уцелевшую  посереди
сгоревшего города. Гусары сдали меня караульному офицеру. Он велел  кликнуть
кузнеца. Надели мне на ноги цепь и заковали ее наглухо. Потом отвели меня  в
тюрьму и оставили одного в тесной и темной конурке, с одними голыми  стенами
и с окошечком, загороженным железною решеткою.
     Таковое начало не предвещало мне ничего доброго. Однако ж я не терял ни
бодрости, ни надежды. Я прибегнул  к  утешению  всех  скорбящих  и,  впервые
вкусив сладость молитвы, излиянной  из  чистого,  но  растерзанного  сердца,
спокойно заснул, не заботясь о том, что со мною будет.
     На другой день тюремный сторож меня разбудил с  объявлением,  что  меня
требуют в комиссию. Два солдата повели меня через двор в комендантский  дом,
остановились в передней и впустили одного во внутренние комнаты.
     Я вошел в залу довольно обширную. За столом, покрытым бумагами,  сидели
два  человека:  пожилой  генерал,  виду  строгого  и  холодного,  и  молодой
гвардейский капитан, лет двадцати осьми, очень приятной наружности, ловкий и
свободный в обращении. У окошка за особым столом сидел секретарь с пером  за
ухом, наклонясь над  бумагою,  готовый  записывать  мои  показания.  Начался
допрос. Меня спросили о моем имени и звании. Генерал осведомился, не сын  ли
я Андрея Петровича Гринева? И на ответ мой возразил сурово: "Жаль, что такой
почтенный человек имеет такого недостойного сына!" Я спокойно  отвечал,  что
каковы бы ни были обвинения,  тяготеющие  на  мне,  я  надеюсь  их  рассеять
чистосердечным объяснением истины. Уверенность моя ему не понравилась.  "Ты,
брат, востер, - сказал он мне нахмурясь, - но видали мы и не таких!"
     Тогда молодой человек спросил меня: по какому случаю и  в  какое  время
вошел я в службу к Пугачеву и по каким поручениям был я им употреблен?
     Я отвечал с негодованием, что я, как офицер  и  дворянин,  ни  в  какую
службу к Пугачеву вступать и никаких поручений от него принять не мог.
     - Каким же образом, - возразил мой допросчик, - дворянин и офицер  один
пощажен самозванцем, между тем как все его  товарищи  злодейски  умерщвлены?
Каким образом этот самый офицер и дворянин дружески пирует  с  бунтовщиками,
принимает от главного злодея подарки, шубу, лошадь и полтину  денег?  Отчего
произошла такая странная дружба и на чем она основана, если не на измене или
по крайней мере на гнусном и преступном малодушии?
     Я был глубоко оскорблен словами гвардейского офицера и  с  жаром  начал
свое оправдание. Я рассказал, как началось  мое  знакомство  с  Пугачевым  в
степи, во время бурана; как при взятии Белогорской крепости он меня узнал  и
пощадил. Я сказал, что тулуп и лошадь, правда, не посовестился я принять  от
самозванца;  но  что  Белогорскую  крепость  защищал  я  противу  злодея  до
последней крайности. Наконец я сослался и на  моего  генерала,  который  мог
засвидетельствовать мое усердие во время бедственной оренбургской осады.
     Строгий старик взял со стола открытое письмо и стал читать его вслух:
     - "На запрос вашего превосходительства касательно  прапорщика  Гринева,
якобы замешанного в нынешнем смятении и  вошедшего  в  сношения  с  злодеем,
службою недозволенные и долгу присяги противные, объяснить имею честь:  оный
прапорщик Гринев находился на службе в Оренбурге от начала октября  прошлого
1773 года до


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |  30 |  31 |  32 |  33 |  34 |  35 |  36 |  37 |  38 |  39 |  40 |  41 |  42 |  43 |  44 |  45 |  46 |  47 |  48 |  49 |  50 |  51 |  52 |  53 |  54 |  55 |  56 |  57 |  58 |  59 |  60 |  61 |  62 |  63 |  64 |  65 |  66 |  67 |  68 |  69 |  70 |  71 |  72 |  73 |  74 |  75 |  76 |  77 |  78 |  79 |  80 |  81 |  82 |  83 |  84 |  85 |  86 |  87 |  88 |  89 |  90 |  91 |  92 |  93 |  94 |  95 |  96 |  97 |  98 |  99 |  100 |  101 |  102 |  103 |  104 |  105 |  106 |  107 |  108 |  109 |  110 |  111 |  112 |  113 |  114 |  115 |  116 |  117 |  118 |  119 |  120 |  121 |  122 |  123 |  124 |  125 |  126 |  127 |  128 |  129 |  130 |  131 |  132 |  133 |  134 |  135 |  136 |  137 |  138 |  139 |