Подробнее о Пушкине


 Материал из Википедии

 Материал из Яндекс-словарей


наедине.
"Наше дело этим кончиться не может", - сказал я  ему.  "Конечно,  -  отвечал
Швабрин, - вы своею кровью будете отвечать мне за вашу дерзость; но за нами,
вероятно,  станут   присматривать.   Несколько   дней   нам   должно   будет
притворяться. До свидания!" И мы расстались как ни в чем не бывали.
     Возвратясь к коменданту, я,  по  обыкновению  своему,  подсел  к  Марье
Ивановне.  Ивана  Кузмича  не  было  дома;  Василиса  Егоровна  занята  была
хозяйством.  Мы  разговаривали  вполголоса.  Марья  Ивановна   с   нежностию
выговаривала мне за беспокойство, причиненное всем моею ссорою с  Швабриным.
"Я так и обмерла, - сказала она, - когда сказали нам, что вы намерены биться
на шпагах. Как мужчины странны! За одно слово, о котором через неделю  верно
б они позабыли, они готовы резаться и жертвовать  не  только  жизнию,  но  и
совестию и благополучием тех, которые... Но я уверена, что  не  вы  зачинщик
ссоры. Верно, виноват Алексей Иваныч".
     - А почему же вы так думаете, Марья Ивановна?
     - Да так... он такой насмешник! Я не люблю Алексея  Иваныча.  Он  очень
мне противен; а странно: ни за что б я не хотела, чтоб и я  ему  так  же  не
нравилась. Это меня беспокоило бы страх.
     - А как вы думаете, Марья Ивановна? Нравитесь ли вы ему, или нет?
     Марья Ивановна заикнулась и покраснела.
     - Мне кажется, - сказала она, - я думаю, что нравлюсь.
     - Почему же вам так кажется?
     - Потому что он за меня сватался.
     - Сватался! Он за вас сватался? Когда же?
     - В прошлом году. Месяца два до вашего приезда.
     - И вы не пошли?
     - Как изволите  видеть.  Алексей  Иваныч,  конечно,  человек  умный,  и
хорошей фамилии, и имеет состояние; но как подумаю, что  надобно  будет  под
венцом при всех с ним поцеловаться... Ни за что! ни за какие благополучия!
     Слова Марьи Ивановны открыли мне глаза и объяснили мне многое. Я  понял
упорное злоречие, которым Швабрин ее преследовал. Вероятно, замечал он  нашу
взаимную склонность и старался отвлечь нас друг от  друга.  Слова,  подавшие
повод к нашей ссоре, показались мне еще более гнусными, когда, вместо грубой
и непристойной насмешки, увидел я в них обдуманную клевету. Желание наказать
дерзкого злоязычника сделалось во мне еще сильнее, и я  с  нетерпением  стал
ожидать удобного случая.
     Я дожидался недолго. На другой день, когда сидел я за  элегией  и  грыз
перо в ожидании рифмы, Швабрин постучался под моим окошком. Я оставил  перо,
взял шпагу и к нему вышел. "Зачем откладывать? - сказал мне  Швабрин,  -  за
нами не смотрят. Сойдем к реке. Там никто нам не помешает".  Мы  отправились
молча. Опустясь по крутой тропинке, мы остановились у самой реки и  обнажили
шпаги. Швабрин был искуснее меня, но я сильнее и смелее, и  monsieur  Бопре,
бывший некогда солдатом, дал мне несколько уроков в фехтовании, которыми я и
воспользовался. Швабрин не ожидал найти во мне  столь  опасного  противника.
Долго мы не могли сделать друг другу никакого вреда; наконец,  приметя,  что
Швабрин ослабевает, я стал с живостию на него наступать и загнал его почти в
самую реку. Вдруг услышал я свое имя, громко произнесенное.  Я  оглянулся  и
увидел Савельича, сбегающего ко мне по  нагорной  тропинке...  В  это  самое
время меня сильно кольнуло в грудь пониже правого плеча; я  упал  и  лишился
чувств.

     Глава V
     ЛЮБОВЬ

     Ах ты, девка, девка красная!
     Не ходи, девка, молода замуж;
     Ты спроси, девка, отца, матери,
     Отца, матери, роду-племени;
     Накопи, девка, ума-разума,
     Ума-разума, приданова.

     Песня народная.

     Буде лучше меня найдешь, позабудешь.
     Если хуже меня найдешь, воспомянешь.

     То же.

     Очнувшись, я несколько времени не мог опомниться и не понимал,  что  со
мною сделалось. Я лежал на  кровати,  в  незнакомой  горнице,  и  чувствовал
большую слабость. Передо мною стоял Савельич  со  свечкою  в  руках.  Кто-то
бережно развивал перевязи, которыми грудь  и  плечо  были  у  меня  стянуты.
Мало-помалу мысли мои прояснились. Я вспомнил свой поединок и догадался, что
был ранен. В эту минуту скрыпнула дверь. "Что? каков?"  -  произнес  пошепту
голос, от которого я затрепетал. "Все в одном положении, - отвечал  Савельич
со вздохом, - все без памяти вот уже пятые сутки". Я хотел  оборотиться,  но
не мог. "Где я? кто здесь?" - сказал я с усилием. Марья Ивановна  подошла  к
моей кровати и наклонилась ко мне. "Что? как вы себя чувствуете?" -  сказала
она. "Слава богу, - отвечал я слабым голосом.  -  Это  вы,  Марья  Ивановна?
скажите мне..." Я не в силах был  продолжать  и  замолчал.  Савельич  ахнул.
Радость изобразилась на его лице. "Опомнился! опомнился! -  повторял  он.  -
Слава тебе, владыко! Ну, батюшка Петр Андреич! напугал ты  меня!  легко  ли?
пятые сутки!.." Марья Ивановна перервала его речь. "Не говори с  ним  много,
Савельич, - сказала она. - Он еще слаб". Она  вышла  и  тихонько  притворила
дверь. Мысли мои волновались. Итак, я был в доме коменданта, Марья  Ивановна
входила ко мне. Я хотел  сделать  Савельичу  некоторые  вопросы,  но  старик
замотал головою и заткнул себе уши.  Я  с  досадою  закрыл  глаза  и  вскоре
забылся сном.
     Проснувшись, подозвал я Савельича и вместо его увидел перед собою Марью
Ивановну;  ангельский  голос  ее  меня  приветствовал.  Не   могу   выразить
сладостного чувства, овладевшего мною в эту минуту.  Я  схватил  ее  руку  и
прильнул к ней, обливая слезами умиления. Маша не отрывала ее... и вдруг  ее
губки коснулись моей щеки, и я почувствовал  их  жаркий  и  свежий  поцелуй.
Огонь пробежал по мне. "Милая, добрая Марья Ивановна, - сказал я ей, -  будь
моею  женою,  согласись  на  мое  счастие".  Она  опомнилась.   "Ради   бога
успокойтесь, - сказала она, отняв у меня свою руку. - Вы  еще  в  опасности:
рана может открыться. Поберегите себя хоть для  меня".  С  этим  словом  она
ушла, оставя меня в упоении восторга. Счастие  воскресило  меня.  Она  будет
моя! она меня любит! Эта мысль наполняла все мое существование.
     С той поры мне час от  часу  становилось  лучше.  Меня  лечил  полковой
цирюльник, ибо в крепости другого лекаря не было, и, слава богу, не умничал.
Молодость и природа ускорили мое выздоровление. Все семейство коменданта  за
мною ухаживало. Марья Ивановна от меня не отходила. Разумеется,  при  первом
удобном случае  я  принялся  за  прерванное  объяснение,  и  Марья  Ивановна
выслушала меня терпеливее. Она  безо  всякого  жеманства  призналась  мне  в
сердечной склонности и сказала, что ее  родители,  конечно,  рады  будут  ее
счастию. "Но подумай хорошенько, - прибавила она, - со стороны твоих  родных
не будет ли препятствия?"
     Я задумался. В нежности матушкиной я не сомневался,  но,  зная  нрав  и
образ мыслей отца, я чувствовал, что любовь моя не слишком его тронет и  что
он будет на нее смотреть как на блажь  молодого  человека.  Я  чистосердечно
признался в том Марье Ивановне и решился, однако, писать к батюшке как можно
красноречивее, прося родительского благословения.  Я  показал  письмо  Марье
Ивановне, которая нашла  его  столь  убедительным  и  трогательным,  что  не
сомневалась в успехе его и предалась чувствам нежного своего сердца со  всею
доверчивостию молодости и любви.
     Со Швабриным я помирился в первые дни моего выздоровления. Иван Кузмич,
выговаривая мне за поединок, сказал мне: "Эх, Петр Андреич! надлежало бы мне
посадить тебя под арест, да ты уж и без того наказан.  А  Алексей  Иваныч  у
меня таки сидит в хлебном магазине под караулом, и шпага его  под  замком  у
Василисы Егоровны. Пускай он себе надумается да раскается".  Я  слишком  был
счастлив, чтоб хранить в сердце чувство неприязненное.  Я  стал  просить  за
Швабрина,  и  добрый  комендант,  с  согласия  своей  супруги,  решился  его
освободить. Швабрин пришел ко мне; он изъявил глубокое сожаление о том, 


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |  30 |  31 |  32 |  33 |  34 |  35 |  36 |  37 |  38 |  39 |  40 |  41 |  42 |  43 |  44 |  45 |  46 |  47 |  48 |  49 |  50 |  51 |  52 |  53 |  54 |  55 |  56 |  57 |  58 |  59 |  60 |  61 |  62 |  63 |  64 |  65 |  66 |  67 |  68 |  69 |  70 |  71 |  72 |  73 |  74 |  75 |  76 |  77 |  78 |  79 |  80 |  81 |  82 |  83 |  84 |  85 |  86 |  87 |  88 |  89 |  90 |  91 |  92 |  93 |  94 |  95 |  96 |  97 |  98 |  99 |  100 |  101 |  102 |  103 |  104 |  105 |  106 |  107 |  108 |  109 |  110 |  111 |  112 |  113 |  114 |  115 |  116 |  117 |  118 |  119 |  120 |  121 |  122 |  123 |  124 |  125 |  126 |  127 |  128 |  129 |  130 |  131 |  132 |  133 |  134 |  135 |  136 |  137 |  138 |  139 |