Подробнее о Пушкине


 Материал из Википедии

 Материал из Яндекс-словарей


атаганов, я отдал ему двадцать бешлыков и остался без  денег.
Бог видит, что я, Кирджали, жил подаянием! За что же теперь  русские  выдают
меня моим врагам?" После того Кирджали  замолчал  и  спокойно  стал  ожидать
разрешения своей участи.
     Он дожидался недолго. Начальство, не обязанное смотреть на  разбойников
с  их  романтической  стороны  и  убежденное  в  справедливости  требования,
повелело отправить Кирджали в Яссы.
     Человек с умом и сердцем, в то время неизвестный молодой чиновник, ныне
занимающий важное место, живо описывал мне его отъезд.
     У ворот острога стояла почтовая каруца... (Может быть,  вы  не  знаете,
что такое каруца. Это низенькая, плетеная тележка,  в  которую  еще  недавно
впрягались обыкновенно шесть или  восемь  клячонок.  Молдаван  в  усах  и  в
бараньей шапке, сидя верхом на одной  из  них,  поминутно  кричал  и  хлопал
бичом, и клячонки его бежали  рысью  довольно  крупной.  Если  одна  из  них
начинала приставать, то он отпрягал ее с ужасными проклятиями  и  бросал  на
дороге, не заботясь об ее участи. На обратном пути он уверен был найти ее на
том же месте, спокойно пасущуюся на зеленой степи.  Нередко  случалось,  что
путешественник, выехавший из одной станции на  осьми  лошадях,  приезжал  на
другую на паре. Так было  лет  пятнадцать  тому  назад.  Ныне  в  обрусевшей
Бессарабии переняли русскую упряжь и русскую телегу.)
     Таковая каруца стояла у ворот острога в 1821 году, в одно из  последних
чисел сентября месяца. Жидовки, спустя рукава и шлепая  туфлями,  арнауты  в
своем оборванном и живописном наряде,  стройные  молдаванки  с  черноглазыми
ребятами на руках окружали каруцу. Мужчины хранили молчание, женщины с жаром
чего-то ожидали.
     Ворота отворились, и несколько полицейских офицеров вышли на улицу;  за
ними двое солдат вывели скованного Кирджали.
     Он казался лет тридцати. Черты  смуглого  лица  его  были  правильны  и
суровы. Он был высокого росту,  широкоплеч,  и  вообще  в  нем  изображалась
необыкновенная физическая сила. Пестрая чалма наискось покрывала его голову,
широкий пояс обхватывал тонкую поясницу; долиман из толстого  синего  сукна,
широкие складки рубахи, падающие выше колен,  и  красивые  туфли  составляли
остальной его наряд. Вид его был горд и спокоен.
     Один из  чиновников,  краснорожий  старичок  в  полинялом  мундире,  на
котором болтались три пуговицы, прищемил оловянными очками  багровую  шишку,
заменявшую у него нос, развернул бумагу и, гнуся, начал читать на молдавском
языке. Время от времени он надменно взглядывал  на  скованного  Кирджали,  к
которому, по-видимому, относилась бумага. Кирджали слушал его со  вниманием.
Чиновник кончил свое чтение, сложил  бумагу,  грозно  прикрикнул  на  народ,
приказав ему раздаться, - и велел подвезти каруцу. Тогда Кирджали  обратился
к нему и сказал ему несколько слов на молдавском языке;  голос  его  дрожал,
лицо изменилось; он заплакал и  повалился  в  ноги  полицейского  чиновника,
загремев своими цепями. Полицейский чиновник, испугавшись, отскочил; солдаты
хотели было приподнять Кирджали, но он встал  сам,  подобрал  свои  кандалы,
шагнул в каруцу и  закричал:  "Гайда!"  Жандарм  сел  подле  него,  молдаван
хлопнул бичом, и каруца покатилась.
     -  Что  это  говорил  вам  Кирджади?  -  спросил  молодой  чиновник   у
полицейского.
     - Он (видите-с) просил меня, - отвечал, смеясь, полицейский, -  чтоб  я
позаботился о его  жене  и  ребенке,  которые  живут  недалече  от  Килии  в
болгарской деревне, - он боится, чтоб и они из-за него не пострадали.  Народ
глупый-с.
     Рассказ молодого чиновника сильно меня тронул. Мне  было  жаль  бедного
Кирджали. Долго не знал я ничего об его участи.  Несколько  лет  уже  спустя
встретился я с молодым чиновником. Мы разговорились о прошедшем.
     - А что ваш приятель Кирджали? - спросил я, - не знаете ли, что  с  ним
сделалось?
     - Как не знать, - отвечал он и рассказал мне следующее:
     Кирджали, привезенный в Яссы, представлен был  паше,  который  присудил
его быть посажену на кол.
     Казнь отсрочили  до  какого-то  праздника.  Покамест  заключили  его  в
тюрьму.
     Невольника стерегли семеро турок  (люди  простые  и  в  душе  такие  же
разбойники, как и Кирджали); они уважали его  и  с  жадностию,  общею  всему
Востоку, слушали его чудные рассказы.
     Между стражами и невольником завелась тесная  связь.  Однажды  Кирджали
сказал им: "Братья! час мой близок. Никто своей судьбы не избежит. Скоро я с
вами расстанусь. Мне хотелось бы вам оставить что-нибудь на память".
     Турки развесили уши.
     -  Братья,  -  продолжал  Кирджали,  -  три  года  тому  назад,  как  я
разбойничал с покойным Михайлаки, мы зарыли в степи недалече от Ясс котел  с
гальбинами. Видно, ни мне, ни ему  не  владеть  этим  котлом.  Так  и  быть:
возьмите его себе и разделите полюбовно.
     Турки чуть с ума не сошли. Пошли толки, как  им  будет  найти  заветное
место? Думали, думали и положили, чтобы Кирджали сам их повел.
     Настала ночь. Турки сняли оковы с  ног  невольника,  связали  ему  руки
веревкою и с ним отправились из города в степь.
     Кирджали их повел, держась одного  направления,  от  одного  кургана  к
другому. Они шли долго. Наконец Кирджали остановился  близ  широкого  камня,
отмерил двадцать шагов на полдень, топнул и сказал: "Здесь".
     Турки распорядились. Четверо вынули свои атаганы и начали копать землю.
Трое остались на страже. Кирджали сел  на  камень  и  стал  смотреть  на  их
работу.
     - Ну что? скоро ли? - спрашивал он, - дорылись ли?
     - Нет, еще, - отвечали турки и работали так, что пот лил с них градом.
     Кирджали стал оказывать нетерпение.
     - Экой народ, - говорил он. - И землю-то копать порядочно не умеют.  Да
у меня дело было бы кончено в две минуты. Дети! развяжите  мне  руки,  дайте
атаган.
     Турки призадумались и стали советоваться.
     - Что же? (решили они) развяжем ему руки, дадим атаган. Что за беда? Он
один, нас семеро. - И турки развязали ему руки и дали ему атаган.
     Наконец  Кирджали  был  свободен  и  вооружен.  Что-то  должен  он  был
почувствовать!.. Он стал проворно копать, сторожа ему помогали... Вдруг он в
одного из них вонзил свой атаган и, оставя булат в его груди, выхватил из-за
его пояса два пистолета.
     Остальные  шесть,  увидя  Кирджали  вооруженного   двумя   пистолетами,
разбежались.
     Кирджали ныне разбойничает  около  Ясс.  Недавно  писал  он  господарю,
требуя от него пяти тысяч левов и грозясь, в случае неисправности в платеже,
зажечь Яссы и добраться до самого  господаря.  Пять  тысяч  левов  были  ему
доставлены.
     Каков Кирджали?


    ЕГИПЕТСКИЕ НОЧИ

    ГЛАВА I

- Quel est cet homme? - На c'est un bien grand talent, il fait de sa voix tout ce qu'il veut. - Il devrait bien, madame, s'en faire une culotte {1}. Чарский был один из коренных жителей Петербурга. Ему не было еще тридцати лет; он не был женат; служба не обременяла его. Покойный дядя его, бывший виц-губернатором в хорошее время, оставил ему порядочное имение. Жизнь его могла быть очень приятна; но он имел несчастие писать и печатать стихи. В журналах звали его поэтом, а в лакейских сочинителем. Несмотря на великие преимущества, коими пользуются стихотворцы (признаться: кроме права ставить винительный падеж вместо родительного и еще кой-каких, так называемых поэтических вольностей, мы никаких особенных преимуществ за русскими стихотворцами не ведаем) - как бы то ни было, несмотря на всевозможные их преимущества, эти люди подвержены большим невыгодам и неприятностям. Зло самое горькое, самое нестерпимое для стихотворца есть его звание и прозвище, которым он заклеймен и которое никогда от него не


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |  30 |  31 |  32 |  33 |  34 |  35 |  36 |  37 |  38 |  39 |  40 |  41 |  42 |  43 |  44 |  45 |  46 |  47 |  48 |  49 |  50 |  51 |  52 |  53 |  54 |  55 |  56 |  57 |  58 |  59 |  60 |  61 |  62 |  63 |  64 |  65 |  66 |  67 |  68 |  69 |  70 |  71 |  72 |  73 |  74 |  75 |  76 |  77 |  78 |  79 |  80 |  81 |  82 |  83 |  84 |  85 |  86 |  87 |  88 |  89 |  90 |  91 |  92 |  93 |  94 |  95 |  96 |  97 |  98 |  99 |  100 |  101 |  102 |  103 |  104 |  105 |  106 |  107 |  108 |  109 |  110 |  111 |  112 |  113 |  114 |  115 |  116 |  117 |  118 |  119 |  120 |  121 |  122 |  123 |  124 |  125 |  126 |  127 |  128 |  129 |  130 |  131 |  132 |  133 |  134 |  135 |  136 |  137 |  138 |  139 |