Подробнее о Пушкине


 Материал из Википедии

 Материал из Яндекс-словарей


здоровии
больных, то делая замечания более  или  менее  строгие  и  справедливые,  то
подзывая к себе знакомых собак и ласково с ними разговаривая. Гости почитали
обязанностию восхищаться псарнею Кирила Петровича. Один Дубровский молчал  и
хмурился. Он был горячий охотник. Его состояние позволяло ему держать только
двух гончих и одну свору борзых; он не мог удержаться от  некоторой  зависти
при виде сего великолепного заведения. "Что же ты хмуришься, брат, - спросил
его Кирила Петрович, - или псарня моя тебе не нравится?" - "Нет,  -  отвечал
он сурово, - псарня чудная, вряд  людям  вашим  житье  такое  ж,  как  вашим
собакам". Один из псарей обиделся.  "Мы  на  свое  житье,  -  сказал  он,  -
благодаря бога и барина не жалуемся,  а  что  правда,  то  правда,  иному  и
дворянину не худо бы променять усадьбу на любую здешнюю конурку. Ему было  б
и сытнее и теплее". Кирила Петрович громко засмеялся при  дерзком  замечании
своего холопа, а гости вослед за ним захохотали,  хотя  и  чувствовали,  что
шутка псаря могла отнестися и к ним. Дубровский побледнел  и  не  сказал  ни
слова. В сие время поднесли в лукошке Кирилу Петровичу новорожденных  щенят;
он занялся ими, выбрал себе двух, прочих велел  утопить.  Между  тем  Андрей
Гаврилович скрылся, и никто того не заметил.
     Возвратясь с гостями со псарного двора, Кирила Петрович сел  ужинать  и
тогда только, не видя Дубровского, хватился о нем. Люди отвечали, что Андрей
Гаврилович уехал домой.  Троекуров  велел  тотчас  его  догнать  и  воротить
непременно. Отроду не выезжал  он  на  охоту  без  Дубровского,  опытного  и
тонкого ценителя псовых достоинств  и  безошибочного  решителя  всевозможных
охотничьих споров. Слуга, поскакавший за ним, воротился, как еще  сидели  за
столом, и доложил своему  господину,  что,  дескать,  Андрей  Гаврилович  не
послушался и не хотел воротиться. Кирила  Петрович,  по  обыкновению  своему
разгоряченный наливками, осердился и вторично послал того же  слугу  сказать
Андрею Гавриловичу, что если он тотчас же не приедет ночевать в  Покровское,
то он, Троекуров, с ним навеки  рассорится.  Слуга  снова  поскакал,  Кирила
Петрович встал из-за стола, отпустил гостей и отправился спать.
     На другой день первый вопрос  его  был:  здесь  ли  Андрей  Гаврилович?
Вместо ответа ему подали письмо, сложенное  треугольником;  Кирила  Петрович
приказал своему писарю читать его вслух и услышал следующее:
     "Государь мой премилостивый,
     Я до тех пор не намерен ехать в Покровское,  пока  не  вышлете  Вы  мне
псаря Парамошку с повинною; а будет моя воля наказать его или помиловать,  а
я терпеть шутки от Ваших холопьев не намерен, да и от  Вас  их  не  стерплю,
потому что я не шут, а  старинный  дворянин.  За  сим  остаюсь  покорным  ко
услугам
     Андрей Дубровский".
     По нынешним понятиям об этикете письмо сие было бы весьма  неприличным,
но оно рассердило Кирила Петровича не странным слогом  и  расположением,  но
только своею сущностью: "Как, - загремел Троекуров, вскочив с постели босой,
- высылать к ему моих людей с повинной, он волен их миловать, наказывать! да
что он в самом деле задумал; да знает ли он, с  кем  связывается?  Вот  я  ж
его... Наплачется он у меня, узнает, каково идти на Троекурова!"
     Кирила  Петрович  оделся  и  выехал  на  охоту  с  обыкновенной   своею
пышностию, но охота не удалась. Во весь день видели одного  только  зайца  и
того протравили. Обед в поле под палаткою также не удался,  или  по  крайней
мере был не по вкусу Кирила  Петровича,  который  прибил  повара,  разбранил
гостей и на возвратном пути со  всею  своей  охотою  нарочно  поехал  полями
Дубровского.
     Прошло несколько дней, и вражда  между  двумя  соседами  не  унималась.
Андрей Гаврилович не возвращался в Покровское -  Кирила  Петрович  без  него
скучал, и досада его громко изливалась в  самых  оскорбительных  выражениях,
которые,  благодаря  усердию  тамошних  дворян,  доходили   до   Дубровского
исправленные и дополненные.  Новое  обстоятельство  уничтожило  и  последнюю
надежду на примирение.
     Дубровский  объезжал  однажды  малое  свое  владение;   приближаясь   к
березовой роще, услышал он удары топора и через минуту  треск  повалившегося
дерева. Он поспешил в рощу и наехал на покровских мужиков, спокойно ворующих
у него лес. Увидя его,  они  бросились  было  бежать.  Дубровский  со  своим
кучером поймал из них двоих и привел  их  связанных  к  себе  на  двор.  Три
неприятельские лошади достались тут же в добычу победителю.  Дубровский  был
отменно сердит, прежде сего никогда люди Троекурова,  известные  разбойники,
не осмеливались шалить в пределах его владений, зная приятельскую связь  его
с их господином. Дубровский видел, что теперь пользовались  они  происшедшим
разрывом, - и решился, вопреки всем понятиям о праве войны,  проучить  своих
пленников прутьями, коими запаслись они в его же роще, а  лошадей  отдать  в
работу, приписав к барскому скоту.
     Слух о сем происшествии в тот же день дошел  до  Кирила  Петровича.  Он
вышел из себя и в первую минуту гнева хотел было со всеми  своими  дворовыми
учинить  нападение  на  Кистеневку  (так  называлась  деревня  его  соседа),
разорить ее дотла и осадить самого помещика в его усадьбе.  Таковые  подвиги
были ему не в диковину. Но мысли его вскоре приняли другое направление.
     Расхаживая тяжелыми шагами взад и вперед по зале, он взглянул  нечаянно
в окно и увидел у ворот остановившуюся тройку; маленький человек  в  кожаном
картузе и фризовой шинели вышел из телеги и пошел во флигель  к  приказчику;
Троекуров узнал заседателя Шабашкина  и  велел  его  позвать.  Через  минуту
Шабашкин уже стоял перед Кирилом Петровичем, отвешивая поклон за поклоном  и
с благоговением ожидая его приказаний.
     - Здорово, как, бишь, тебя зовут,  -  сказал  ему  Троекуров,  -  зачем
пожаловал?
     - Я ехал в город, ваше превосходительство,  -  отвечал  Шабашкин,  -  и
зашел к Ивану Демьянову узнать, не будет  ли  какого  приказания  от  вашего
превосходительства.
     - Очень кстати заехал, как, бишь, тебя зовут; мне до тебя нужда.  Выпей
водки да выслушай.
     Таковой ласковый прием приятно изумил заседателя. Он отказался от водки
и стал слушать Кирила Петровича со всевозможным вниманием.
     - У меня сосед есть, - сказал Троекуров, -  мелкопоместный  грубиян;  я
хочу взять у него имение, - как ты про то думаешь?
     - Ваше превосходительство, коли есть какие-нибудь документы или...
     - Врешь, братец, какие тебе документы. На то указы. В  том-то  и  сила,
чтобы безо  всякого  права  отнять  имение.  Постой  однако  ж.  Это  имение
принадлежало некогда нам, было куплено у какого-то Спицына и  продано  потом
отцу Дубровского. Нельзя ли к этому придраться?
     -  Мудрено,  ваше  высокопревосходительство;  вероятно,   сия   продажа
совершена законным порядком.
     - Подумай, братец, поищи хорошенько.
     - Если бы,  например,  ваше  превосходительство  могли  каким  ни  есть
образом достать от вашего соседа запись или купчую, в силу  которой  владеет
он своим имением, то конечно...
     - Понимаю, да вот беда - у него все бумаги сгорели во время пожара.
     - Как, ваше превосходительство, бумаги его сгорели! чего ж вам лучше? -
в таком случае извольте действовать  по  законам,  и  без  всякого  сомнения
получите ваше совершенное удовольствие.
     - Ты думаешь?  Ну,  смотри  же.  Я  полагаюсь  на  твое  усердие,  а  в
благодарности моей можешь быть уверен.
     Шабашкин поклонился почти до земли, вышел  вон,  с  того  же  дни  стал
хлопотать по замышленному делу, и, благодаря его проворству, ровно через две
недели  Дубровский  получил  из  города  приглашение  доставить   немедленно
надлежащие объяснения насчет его владения сельцом Кистеневкою.
     Андрей Гаврилович, изумленный  неожиданным  запросом,  в  тот  же  день
написал в


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |  30 |  31 |  32 |  33 |  34 |  35 |  36 |  37 |  38 |  39 |  40 |  41 |  42 |  43 |  44 |  45 |  46 |  47 |  48 |  49 |  50 |  51 |  52 |  53 |  54 |  55 |  56 |  57 |  58 |  59 |  60 |  61 |  62 |  63 |  64 |  65 |  66 |  67 |  68 |  69 |  70 |  71 |  72 |  73 |  74 |  75 |  76 |  77 |  78 |  79 |  80 |  81 |  82 |  83 |  84 |  85 |  86 |  87 |  88 |  89 |  90 |  91 |  92 |  93 |  94 |  95 |  96 |  97 |  98 |  99 |  100 |  101 |  102 |  103 |  104 |  105 |  106 |  107 |  108 |  109 |  110 |  111 |  112 |  113 |  114 |  115 |  116 |  117 |  118 |  119 |  120 |  121 |  122 |  123 |  124 |  125 |  126 |  127 |  128 |  129 |  130 |  131 |  132 |  133 |  134 |  135 |  136 |  137 |  138 |  139 |