Подробнее о Пушкине


 Материал из Википедии

 Материал из Яндекс-словарей


 не  подозревал.  Григорий
Иванович вспомнил свое обещание и старался не показать и виду удивления;  но
шалость его дочери казалась ему так забавна, что он едва мог удержаться.  Не
до смеху было чопорной англичанке. Она догадывалась,  что  сурьма  и  белила
были похищены из ее комода, и  багровый  румянец  досады  пробивался  сквозь
искусственную белизну ее лица. Она  бросала  пламенные  взгляды  на  молодую
проказницу,  которая,  отлагая  до  другого   времени   всякие   объяснения,
притворялась, будто их не замечает.
     Сели за стол. Алексей продолжал играть роль рассеянного и  задумчивого.
Лиза жеманилась, говорила сквозь зубы,  нараспев,  и  только  по-французски.
Отец поминутно засматривался на нее, не понимая ее цели, но находя  все  это
весьма забавным. Англичанка бесилась и молчала. Один Иван Петрович  был  как
дома: ел за двоих, пил в свою меру, смеялся  своему  смеху  и  час  от  часу
дружелюбнее разговаривал и хохотал.
     Наконец встали из-за стола; гости уехали, и Григорий Иванович дал  волю
смеху и вопросам. "Что тебе вздумалось дурачить их? - спросил он Лизу.  -  А
знаешь ли что? Белилы, право, тебе  пристали;  не  вхожу  в  тайны  дамского
туалета, но на твоем месте я бы стал белиться;  разумеется,  не  слишком,  а
слегка". Лиза была в восхищении от успеха своей выдумки.  Она  обняла  отца,
обещалась ему подумать о его совете и  побежала  умилостивлять  раздраженную
мисс Жаксон, которая насилу согласилась отпереть ей свою дверь  и  выслушать
ее оправдания.  Лизе  было  совестно  показаться  перед  незнакомцами  такой
чернавкою; она не смела просить... она была уверена, что добрая, милая  мисс
Жаксон простит ей... и проч., и проч. Мисс Жаксон, удостоверясь, что Лиза не
думала поднять ее насмех, успокоилась, поцеловала Лизу и в залог  примирения
подарила ей баночку английских белил, которую Лиза и приняла  с  изъявлением
искренней благодарности.
     Читатель догадается, что на другой день утром Лиза не замедлила явиться
в роще свиданий. "Ты был, барин, вечор у наших господ? - сказала она  тотчас
Алексею, - какова показалась тебе барышня?" Алексей отвечал, что  он  ее  не
заметил. "Жаль", - возразила Лиза. "А почему  же?"  -  спросил  Алексей.  "А
потому, что я хотела бы спросить у тебя, правда ли, говорят..."  -  "Что  же
говорят?" - "Правда ли, говорят, будто бы я на  барышню  похожа?"  -  "Какой
вздор! Она перед тобой урод уродом". - "Ах, барин, грех тебе  это  говорить;
барышня наша такая беленькая, такая щеголиха! Куда  мне  с  нею  равняться!"
Алексей божился ей, что она лучше всевозможных беленьких  барышень  и,  чтоб
успокоить ее совсем, начал описывать ее госпожу такими смешными чертами, что
Лиза хохотала от души. "Однако ж, - сказала она со вздохом, - хоть  барышня,
может, и смешна, все же я перед нею  дура  безграмотная".  -  "И!  -  сказал
Алексей, - есть о чем сокрушаться! Да  коли  хочешь,  я  тотчас  выучу  тебя
грамоте". - "А взаправду, - сказала Лиза, -  не  попытаться  ли  и  в  самом
деле?" - "Изволь, милая; начнем хоть сейчас". Они  сели.  Алексей  вынул  из
кармана карандаш и записную книжку, и Акулина выучилась  азбуке  удивительно
скоро. Алексей не мог надивиться ее  понятливости.  На  следующее  утро  она
захотела попробовать и писать; сначала карандаш не  слушался  ее,  но  через
несколько минут она и вырисовывать буквы стала довольно порядочно.  "Что  за
чудо! - говорил Алексей. - Да у нас учение идет скорее, чем по ланкастерской
системе". В самом деле, на третьем уроке Акулина разбирала  уже  по  складам
"Наталью, боярскую дочь", прерывая чтение замечаниями,  от  которых  Алексей
истинно был в изумлении, и круглый лист измарала афоризмами,  выбранными  из
той же повести.
     Прошла неделя,  и  между  ними  завелась  переписка.  Почтовая  контора
учреждена была в дупле  старого  дуба.  Настя  втайне  исправляла  должность
почтальона. Туда приносил Алексей крупным почерком написанные письма  и  там
же находил на синей  простой  бумаге  каракульки  своей  любезной.  Акулина,
видимо, привыкала к лучшему складу речей, и  ум  ее  приметно  развивался  и
образовывался.
     Между тем недавнее знакомство  между  Иваном  Петровичем  Берестовым  и
Григорьем  Ивановичем  Муромским  более  и  более   укреплялось   и   вскоре
превратилось в дружбу, вот по каким обстоятельствам: Муромский нередко думал
о том, что по смерти Ивана Петровича все его имение перейдет в руки  Алексею
Ивановичу; что в таком случае Алексей Иванович будет один из  самых  богатых
помещиков той губернии, и что нет ему никакой причины не жениться  на  Лизе.
Старый же Берестов, с  своей  стороны,  хотя  и  признавал  в  своем  соседе
некоторое сумасбродство (или, по его выражению, английскую дурь),  однако  ж
не  отрицал  в  нем  и  многих   отличных   достоинств,   например:   редкой
оборотливости; Григорий Иванович был близкий  родственник  графу  Пронскому,
человеку знатному и  сильному;  граф  мог  быть  очень  полезен  Алексею,  а
Муромский (так думал Иван Петрович), вероятно, обрадуется случаю выдать свою
дочь выгодным образом. Старики до тех пор  обдумывали  все  это  каждый  про
себя, что наконец друг с другом и переговорились, обнялись,  обещались  дело
порядком обработать и принялись о нем хлопотать  каждый  со  своей  стороны.
Муромскому предстояло затруднение: уговорить свою Бетси познакомиться короче
с Алексеем, которого не видала она с самого достопамятного обеда.  Казалось,
они  друг  другу  не  очень  нравились;  по  крайней  мере  Алексей  уже  не
возвращался в Прилучино, а Лиза уходила в свою комнату всякий раз, как  Иван
Петрович удостоивал их своим посещением. Но, думал Григорий  Иванович,  если
Алексей будет у меня всякий день, то Бетси должна же будет в него влюбиться.
Это в порядке вещей. Время все сладит.
     Иван Петрович менее беспокоился об успехе своих  намерений.  В  тот  же
вечер призвал он сына в свой кабинет, закурил трубку  и,  немного  помолчав,
сказал: "Что же ты, Алеша, давно про военную службу  не  поговариваешь?  Иль
гусарский мундир уже тебя  не  прельщает!.."  -  "Нет,  батюшка,  -  отвечал
почтительно Алексей, - я вижу, что вам не угодно, чтоб я шел в  гусары;  мой
долг вам повиноваться". - "Хорошо, - отвечал Иван Петрович, - вижу,  что  ты
послушный сын; это мне утешительно; не хочу ж и я тебя неволить; не понуждаю
тебя вступить... тотчас... в статскую службу;  а  покамест  намерен  я  тебя
женить".
     - На ком это, батюшка?- спросил изумленный Алексей.
     - На Лизавете Григорьевне Муромской, - отвечал Иван Петрович; - невеста
хоть куда; не правда ли?
     - Батюшка, я о женитьбе еще не думаю.
     - Ты не думаешь, так я за тебя думал и передумал.
     - Воля ваша, Лиза Муромская мне вовсе не нравится.
     - После понравится. Стерпится, слюбится.
     - Я не чувствую себя способным сделать ее счастие.
     -  Не  твое  горе  -  ее  счастие.  Что?  так-то  ты   почитаешь   волю
родительскую? Добро!
     - Как вам угодно, я не хочу жениться и не женюсь.
     - Ты женишься, или я тебя прокляну, а имение, как бог  свят!  продам  и
промотаю, и тебе полушки не оставлю! Даю тебе  три  дня  на  размышление,  а
покамест не смей на глаза мне показаться.
     Алексей знал, что если отец заберет что себе в голову, то уж  того,  по
выражению Тараса Скотинина, у него и гвоздем не вышибешь; но Алексей  был  в
батюшку, и его столь же трудно было переспорить. Он ушел в  свою  комнату  и
стал размышлять о пределах власти родительской, о  Лизавете  Григорьевне,  о
торжественном обещании отца сделать его нищим и наконец об Акулине. В первый
раз видел он ясно,  что  он  в  нее  страстно  влюблен;  романическая  мысль
жениться на крестьянке и жить своими трудами пришла  ему  в  голову,  и  чем
более думал  он  о  сем  решительном  поступке,  тем  более  находил  в  нем
благоразумия. С некоторого  времени  свидания  в  роще 


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |  30 |  31 |  32 |  33 |  34 |  35 |  36 |  37 |  38 |  39 |  40 |  41 |  42 |  43 |  44 |  45 |  46 |  47 |  48 |  49 |  50 |  51 |  52 |  53 |  54 |  55 |  56 |  57 |  58 |  59 |  60 |  61 |  62 |  63 |  64 |  65 |  66 |  67 |  68 |  69 |  70 |  71 |  72 |  73 |  74 |  75 |  76 |  77 |  78 |  79 |  80 |  81 |  82 |  83 |  84 |  85 |  86 |  87 |  88 |  89 |  90 |  91 |  92 |  93 |  94 |  95 |  96 |  97 |  98 |  99 |  100 |  101 |  102 |  103 |  104 |  105 |  106 |  107 |  108 |  109 |  110 |  111 |  112 |  113 |  114 |  115 |  116 |  117 |  118 |  119 |  120 |  121 |  122 |  123 |  124 |  125 |  126 |  127 |  128 |  129 |  130 |  131 |  132 |  133 |  134 |  135 |  136 |  137 |  138 |  139 |