Подробнее о Пушкине


 Материал из Википедии

 Материал из Яндекс-словарей


купчихе Трюхиной, которая уже около года находилась  при  смерти.  Но
Трюхина умирала на Разгуляе, и Прохоров боялся, чтоб ее наследники, несмотря
на  свое  обещание,  не  поленились  послать  за  ним  в  такую  даль  и  не
сторговались бы с ближайшим подрядчиком.
     Сии размышления были прерваны нечаянно тремя франмасонскими  ударами  в
дверь. "Кто там?" -  спросил  гробовщик.  Дверь  отворилась,  и  человек,  в
котором с первого взгляду можно  было  узнать  немца-ремесленника,  вошел  в
комнату и с веселым видом  приближился  к  гробовщику.  "Извините,  любезный
сосед, - сказал он тем русским наречием, которое мы без смеха доныне слышать
не можем, -  извините,  что  я  вам  помешал...  я  желал  поскорее  с  вами
познакомиться. Я сапожник, имя мое Готлиб Шульц, и живу от вас через  улицу,
в этом домике, что против  ваших  окошек.  Завтра  праздную  мою  серебряную
свадьбу, и я прошу вас и  ваших  дочек  отобедать  у  меня  по-приятельски".
Приглашение было благосклонно принято. Гробовщик просил сапожника садиться и
выкушать чашку чаю, и благодаря открытому нраву Готлиба  Шульца  вскоре  они
разговорились дружелюбно. "Каково торгует ваша милость?" -  спросил  Адриян.
"Э-хе-хе, - отвечал Шульц, - и  так  и  сяк.  Пожаловаться  не  могу.  Хоть,
конечно, мой товар не то, что ваш: живой без сапог обойдется, а мертвый  без
гроба не живет". - "Сущая правда, - заметил Адриян; - однако ж, если  живому
не на что купить сапог, то, не  прогневайся,  ходит  он  и  босой;  а  нищий
мертвец и даром берет себе гроб". Таким образом беседа  продолжалась  у  них
еще несколько времени; наконец сапожник встал  и  простился  с  гробовщиком,
возобновляя свое приглашение.
     На другой день, ровно в двенадцать часов, гробовщик и его дочери  вышли
из калитки новокупленного дома и отправились к соседу. Не стану описывать ни
русского кафтана Адрияна Прохорова, ни европейского наряда Акулины и  Дарьи,
отступая в сем случае от обычая, принятого нынешними  романистами.  Полагаю,
однако ж, не излишним заметить,  что  обе  девицы  надели  желтые  шляпки  и
красные башмаки, что бывало у них только в торжественные случаи.
     Тесная квартирка  сапожника  была  наполнена  гостями,  большею  частию
немцами-ремесленниками, с их женами и подмастерьями. Из  русских  чиновников
был один будочник,  чухонец  Юрко,  умевший  приобрести,  несмотря  на  свое
смиренное звание,  особенную  благосклонность  хозяина.  Лет  двадцать  пять
служил он в сем звании верой и правдою, как почталион  Погорельского.  Пожар
двенадцатого года, уничтожив первопрестольную столицу, истребил и его желтую
будку. Но тотчас, по изгнании врага, на ее месте явилась новая, серенькая  с
белыми колонками дорического ордена, и Юрко стал опять расхаживать около нее
с секирой и в броне сермяжной. Он был знаком большей части  немцев,  живущих
около Никитских ворот:  иным  из  них  случалось  даже  ночевать  у  Юрки  с
воскресенья  на  понедельник.  Адриян  тотчас  познакомился  с  ним,  как  с
человеком, в котором рано пли поздно может  случиться  иметь  нужду,  и  как
гости пошли за стол, то они сели вместе. Господин и госпожа  Шульц  и  дочка
их, семнадцатилетняя Лотхен, обедая с гостями, все вместе угощали и помогали
кухарке служить. Пиво лилось. Юрко ел за четверых; Адриян  ему  не  уступал;
дочери его чинились; разговор на немецком языке час от часу делался  шумнее.
Вдруг хозяин потребовал внимания и, откупоривая засмоленную бутылку,  громко
произнес  по-русски:  "За  здоровье  моей  доброй   Луизы!"   Полушампанское
запенилось. Хозяин нежно поцеловал свежее лицо сорокалетней своей подруги, и
гости шумно выпили здоровье  доброй  Луизы.  "За  здоровье  любезных  гостей
моих!"  -  провозгласил  хозяин,  откупоривая  вторую  бутылку  -  и   гости
благодарили его, осушая вновь свои рюмки. Тут начали здоровья следовать одно
за другим: пили здоровье каждого гостя  особливо,  пили  здоровье  Москвы  и
целой дюжины германских городков, пили здоровье всех цехов вообще и  каждого
в особенности, пили здоровье мастеров и подмастерьев. Адриян пил с  усердием
и до того развеселился, что сам предложил какой-то шутливый тост.
     Вдруг один из гостей, толстый булочник, поднял рюмку и воскликнул:  "За
здоровье тех, на которых мы работаем, unserer Kundleute!"1) Предложение, как
и  все,  было  принято  радостно  и  единодушно.  Гости  начали  друг  другу
кланяться, портной сапожнику, сапожник  портному,  булочник  им  обоим,  все
булочнику и так  далее.  Юрко,  посреди  сих  взаимных  поклонов,  закричал,
обратясь  к  своему  соседу:  "Что  же?  пей,  батюшка,  за  здоровье  своих
мертвецов". Все захохотали, но гробовщик почел себя обиженным и  нахмурился.
Никто того не заметил, гости продолжали пить, и уже благовестили к  вечерне,
когда встали из-за стола.
     Гости разошлись поздно, и по большей части навеселе. Толстый булочник и
переплетчик, коего лицо Казалось в красненьком сафьянном переплете,
     под руки отвели Юрку  в  его  будку,  наблюдая  в  сем  случае  русскую
пословицу: долг платежом красен. Гробовщик пришел домой пьян и сердит.  "Что
ж это, в самом деле, - рассуждал он  вслух,  -  чем  ремесло  мое  нечестнее
прочих? разве гробовщик брат палачу? чему смеются басурмане? разве гробовщик
гаер святочный? Хотелось было мне позвать их на  новоселье,  задать  им  пир
горой: ин не бывать же тому! А созову я тех, на которых  работаю:  мертвецов
православных". - "Что ты, батюшка? - сказала работница, которая в это  время
разувала его, - что ты  это  городишь?  Перекрестись!  Созывать  мертвых  на
новоселие! Экая страсть!" - "Ей-богу, созову, - продолжал  Адриян,  -  и  на
завтрашний же день. Милости просим, мои благодетели, завтра вечером  у  меня
попировать; угощу, чем бог послал". С этим словом  гробовщик  отправился  на
кровать и вскоре захрапел.
     На дворе  еще  было  темно,  как  Адрияна  разбудили.  Купчиха  Трюхина
скончалась в эту самую ночь, и нарочный от ее приказчика прискакал к Адрияну
верхом с этим известием. Гробовщик дал ему за то гривенник на водку,  оделся
наскоро, взял извозчика и поехал на Разгуляй. У ворот покойницы  уже  стояла
поли ция и расхаживали купцы, как  вороны,  почуя  мертвое  тело.  Покойница
лежала на столе, желтая как воск, но еще не обезображенная тлением. Около ее
теснились родственники, соседи и домашние.  Все  окны  были  открыты;  свечи
горели; священники читали молитвы. Адриян  подошел  к  племяннику  Трюхиной,
молодому ку пчику в модном сертуке, объявляя ему, что гроб, свечи, покров  и
другие  похоронные  принадлежности  тотчас  будут  ему  доставлены  во  всей
исправности. Наследник благодарил его рассеянно, сказав, что о  цене  он  не
торгуется, а во всем полагается на его совесть.  Гробовщик,  по  обыкновению
своему, побожился, что лишнего не возьмет; значительным взглядом обменялся с
приказчиком и поехал хлопотать. Целый день разъезжал с Разгуляя к  Никитским
воротам и обратно; к вечеру все сладил и пошел домой пешком, отпустив своего
извозчика. Ночь была  лунная.  Гробовщик  благополучно  дошел  до  Никитских
ворот. У Вознесения окликал его  знакомец  наш  Юрко  и,  узнав  гробовщика,
пожелал ему доброй ночи. Было поздно. Гробовщик подходил уже к своему  дому,
как вдруг показалось ему, что кто-то подошел к его воротам, отворил  калитку
и в нее скрылся. "Что бы это значило? - подумал Адриян. - Кому опять до меня
нужда? Уж не вор ли ко мне забрался? Не ходят ли  любовники  к  моим  дурам?
Чего доброго!" И гробовщик думал уже  кликнуть  на  помощь  приятеля  своего
Юрку. В эту минуту кто-то еще приближился к калитке и собирался  войти,  но,
увидя бегущего хозяина, остановился и снял треугольную шляпу.  Адрияну  лицо
его показалось знакомо, но второпях не успел он  порядочно  его  разглядеть.
"Вы пожаловали ко мне, - сказал, запыхавшись, Адриян, - войдите же, сделайте
милость". - "Не


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |  30 |  31 |  32 |  33 |  34 |  35 |  36 |  37 |  38 |  39 |  40 |  41 |  42 |  43 |  44 |  45 |  46 |  47 |  48 |  49 |  50 |  51 |  52 |  53 |  54 |  55 |  56 |  57 |  58 |  59 |  60 |  61 |  62 |  63 |  64 |  65 |  66 |  67 |  68 |  69 |  70 |  71 |  72 |  73 |  74 |  75 |  76 |  77 |  78 |  79 |  80 |  81 |  82 |  83 |  84 |  85 |  86 |  87 |  88 |  89 |  90 |  91 |  92 |  93 |  94 |  95 |  96 |  97 |  98 |  99 |  100 |  101 |  102 |  103 |  104 |  105 |  106 |  107 |  108 |  109 |  110 |  111 |  112 |  113 |  114 |  115 |  116 |  117 |  118 |  119 |  120 |  121 |  122 |  123 |  124 |  125 |  126 |  127 |  128 |  129 |  130 |  131 |  132 |  133 |  134 |  135 |  136 |  137 |  138 |  139 |