Подробнее о Пушкине


 Материал из Википедии

 Материал из Яндекс-словарей


Огромное собрание сказок народных, авторских и зарубежных на сайте Сказковеда. И сказки Пушкина там тоже есть.

РЕДАКЦИИ

Поэмы

РУСЛАН И ЛЮДМИЛА

I

Из первого издания поэмы

После стиха "Когда не видим друга в нем" в первом издании далее следовало:

Вы знаете, что наша дева
Была одета в эту ночь,
По обстоятельствам, точь-в-точь
Как наша прабабушка Ева.
Наряд невинный и простой!
Наряд Амура и природы!
Как жаль, что вышел он из моды!
Пред изумленною княжной...

После стиха "И дале продолжала путь":

О люди, странные созданья!
Меж тем как тяжкие страданья
Тревожат, убивают вас,
Обеда лишь наступит час -
И вмиг вам жалобно доносит
Пустой желудок о себе
И им заняться тайно просит.
Что скажем о такой судьбе?

После стиха "Женитьбы наши безопасны...":

Мужьям, девицам молодым
Их замыслы не так ужасны.
Неправ фернейский злой крикун!
Все к лучшему: теперь колдун
Иль магнетизмом лечит бедных
И девушек худых и бледных,
Пророчит, издает журнал, -
Дела, достойные похвал!
Но есть волшебники другие.

Это место "Но правду возвещу ли я? - И. П." в первом издании читалось так:

Дерзну ли истину вещать?
Дерзну ли ясно описать
Не монастырь уединенный,
Не робких инокинь собор,
Но... трепещу! в душе смущенный,
Дивлюсь - и потупляю взор.

Это  место  <начиная  со  стиха  О  страшный вид! Волшебник хилый - И. П.> в
первом издании читалось так:

О страшный вид! Волшебник хилый
Ласкает сморщенной рукой
Младые прелести Людмилы;
К ее пленительным устам
Прильнув увядшими устами,
Он, вопреки своим годам,
Уж мыслит хладными трудами
Сорвать сей нежный, тайный цвет,
Хранимый Лелем для другого;
Уже... но бремя поздних лет
Тягчит бесстыдника седого -
Стоная, дряхлый чародей,
В бессильной дерзости своей,
Пред сонной девой упадает;
В нем сердце ноет, плачет он,
Но вдруг раздался рога звон...

Начало пятой песни, первоначально четвертой:

Как я люблю мою княжну,
Мою прекрасную Людмилу,
В печалях сердца тишину,
Невинной страсти огнь и силу,
Затеи, ветреность, покой,
Улыбку сквозь немые слезы...
И с этим юности златой
Все нежны прелести, все розы!..
Бог весть, увижу ль наконец
Моей Людмилы образец!
К ней вечно сердцем улетаю...
Но с нетерпеньем ожидаю
Судьбой сужденной мне княжны
(Подруги милой, не жены,
Жены я вовсе не желаю).
Но вы, Людмилы наших дней,
Поверьте совести моей,
Душой открытой вам желаю
Такого точно жениха,
Какого здесь изображаю
По воле легкого стиха...

После стиха: "Беда: восстали печенеги!":

Злосчастный град! Увы! Рыдай,
Твой светлый опустеет край,
Ты станешь бранная пустыня!..
Где грозный пламенный Рогдай!
И где Руслан, и где Добрыня!
Кто князя-Солнце оживит!

II

Предисловие Пушкина ко второму изданию поэмы

Автору  было  двадцать  лет  от  роду, когда кончил он Руслана и Людмилу. Он
начал   свою  поэму,  будучи  еще  воспитанником  Царскосельского  лицея,  и
продолжал  ее  среди самой рассеянной жизни. Этим до некоторой степени можно
извинить ее недостатки.

При  ее  появлении в 1820 году тогдашние журналы наполнились критиками более
или   менее   снисходительными  {Одна  из  них  подала  повод  к  эпиграмме,
приписываемой  К***  {4}:}.  Самая пространная писана г. В. {2} и помещена в
"Сыне  отечества". Вслед за нею появились вопросы неизвестного {3}. Приведем
из них некоторые.

"Начнем с первой песни. Commencons par le commencement {4}.

Зачем Финн дожидался Руслана?

Зачем  он  рассказывает  свою историю, и как может Руслан в таком несчастном
положении с жадностию внимать рассказы (или по-русски рассказам) старца?

Зачем   Руслан   присвистывает,   отправляясь  в  путь?  Показывает  ли  это
огорченного  человека? Зачем Фарлаф с своею трусостию поехал искать Людмилы?
Иные  скажут:  затем,  чтобы упасть в грязный ров: et puis on en rit et cela
fait toujours plaisir {5}.

Справедливо  ли  сравнение, стр. 46, которое вы так хвалите? {6} Случалось ли
вам это видеть?

Зачем  маленький  карла  с  большою  бородою  (что,  между прочим, совсем не
забавно)  приходил  к  Людмиле?  Как  Людмиле пришла в голову странная мысль
схватить с колдуна шапку (впрочем, в испуге чего не наделаешь?) и как колдун
позволил ей это сделать?

Каким образом Руслан бросил Рогдая как ребенка в воду, когда

Они схватились на конях;
. . . . . . . . . . . .
Их члены злобой сведены;
Объяты, молча, костенеют, и проч.?
Не знаю, как Орловский {7} нарисовал бы это.

Зачем Руслан говорит, увидевши поле битвы (которое совершенный hors d'oeuvre
{8}, зачем говорит он:

О поле, поле! кто тебя
Усеял мертвыми костями?
. . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . .
Зачем же, поле, смолкло ты
И поросло травой забвенья?..
Времен от вечной темноты,
Быть может, нет и мне спасенья! и проч.?
Так  ли  говорили  русские  богатыри?  И  похож ли Руслан, говорящий о траве
забвенья  и  вечной  темноте  времени, на Руслана, который чрез минуту после
восклицает с важностью сердитой:

Молчи,


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |  30 |  31 |  32 |  33 |  34 |  35 |  36 |  37 |  38 |  39 |  40 |  41 |  42 |  43 |  44 |  45 |  46 |  47 |  48 |  49 |  50 |  51 |  52 |  53 |  54 |  55 |  56 |  57 |  58 |  59 |  60 |  61 |  62 |  63 |  64 |  65 |  66 |  67 |  68 |  69 |  70 |  71 |  72 |  73 |  74 |  75 |  76 |  77 |  78 |  79 |  80 |  81 |  82 |  83 |  84 |  85 |  86 |  87 |  88 |  89 |  90 |  91 |  92 |  93 |  94 |  95 |  96 |  97 |  98 |  99 |  100 |  101 |  102 |  103 |  104 |  105 |  106 |  107 |  108 |  109 |  110 |  111 |  112 |  113 |  114 |  115 |