Подробнее о Пушкине


 Материал из Википедии

 Материал из Яндекс-словарей


Огромное собрание сказок народных, авторских и зарубежных на сайте Сказковеда. И сказки Пушкина там тоже есть.

соответствующих мест шекспировской  комедии,  -  все  это  прекрасно
воспроизводит и стиль и всю атмосферу эпохи.
     Образы  драм  Шекспира  восхищали  Пушкина   глубиной   психологической
характеристики и, главное, близкой к подлинной жизни широтой,  разнообразием
и противоречивостью черт их характеров. "Лица, созданные Шекспиром, -  писал
он, - но суть, как у Мольера, типы такой-то страсти,  такого-то  порока;  но
существа живые, исполненные многих страстей, многих пороков;  обстоятельства
развивают перед  зрителями  их  разнообразные  и  многосторонние  характеры"
("Таblе-talk"; см. т. 6 <т.7. -  В.Л.>).  Пушкин  сопоставляет  два,  образа
лицемера -  шекспировского  Анджело  и  мольеровского  Тартюфа.  "У  Мольера
лицемер волочится за женою своего благодетеля - лицемеря;  принимает  имение
под сохранение - лицемеря; спрашивает стакан воды  -  лицемеря.  У  Шекспира
лицемер  произносит  судебный   приговор   с   тщеславною   строгостию,   но
справедливо;  он  оправдывает  свою  жестокость  глубокомысленным  суждением
государственного человека; он обольщает невинность сильными,  увлекательными
софизмами, не смешною смесию набожности и  волокитства.  Анджело  лицемер  -
потому что его  гласные  действия  противуречат  тайным  страстям!  А  какая
глубина в этом характере!" (там же).
     По-видимому, Пушкин  раньше  думал  просто  перевести  "Мера  за  меру"
Шекспира. Сохранилось начало этого перевода (см. т. 4).


     Медный всадник

     Написано в 1833 г. Поэма представляет собою  одно  из  самых  глубоких,
смелых и совершенных в художественном отношении произведений Пушкина. Поэт в
нем с  небывалой  силой  и  смелостью  показывает  исторически  закономерные
противоречия жизни во всей их наготе, не стараясь искусственно сводить концы
с концами там, где они не сходятся  в  самой  действительности.  В  поэме  в
обобщенной  образной  форме  противопоставлены  две  силы   -   государство,
олицетворенное в Петре I (а затем в символическом образе ожившего памятника,
"Медного  всадника"),  и  человек  в  его  личных,   частных   интересах   и
переживаниях. Говоря о Петре I, Пушкин вдохновенными стихами прославлял  его
"великие думы", его творенье - "град Петров", новую столицу,  выстроенную  в
устье Невы, "под  мором",  на  "мшистых,  топких  берегах",  из  соображений
военно-стратегических, экономических и для установления культурной  связи  с
Европой. Поэт без всяких оговорок восхваляет  великое  государственное  дело
Петра, созданный им прекрасный город - "полнощных стран красу  и  диво".  Но
эти государственные соображения Петра оказываются причиной гибели ни  в  чем
не повинного Евгения, простого, обыкновенного человека. Он не герой,  но  он
умеет и хочет трудиться ("...Я молод и здоров,  //  Трудиться  день  и  ночь
готов"). Он смел во время наводнения; "он страшился, бедный, не за себя.  //
Он не слыхал, как  подымался  жадный  вал,  //  Ему  подошвы  подмывая",  он
"дерзко" плывет по "едва смирившейся" Неве,  чтобы  узнать  о  судьбе  своей
невесты. Несмотря на бедность, Евгению дороже всего "независимость и честь".
Он мечтает о простом человеческом счастье: жениться  на  любимой  девушке  и
скромно  жить  своим  трудом.  Наводнение,  показанное  в  поэме  как   бунт
покоренной, завоеванной стихии против  Петра,  -  губит  его  жизнь:  Параша
погибает, а он сходит  с  ума.  Петр  I,  в  своих  великих  государственных
заботах, не думал о  беззащитных  маленьких  людях,  принужденных  жить  под
угрозой гибели от наводнений.
     Трагическая судьба Евгения и глубокое  горестное  сочувствие  ей  поэта
выражены в "Медном всаднике" с громадной силой и  поэтичностью.  А  в  сцене
столкновения  безумного  Евгения  с  "Медным  всадником",  его   пламенного,
мрачного протеста" влобной угрозы "чудотворному  строителю"  от  лица  жертв
этого строительства, - язык поэта становится  таким  же  высокопатетическим,
как в торжественном  вступлении  к  поэме.  Заканчивается  "Медный  всадник"
скупым, сдержанным, нарочито прозаическим сообщением о гибели Евгения:

     ...Наводненье
     Туда, играя, занесло
     Домишко ветхий...
     . . . . . . . . . . .
     Его прошедшею весною
     Свезли на барке. Был он пуст
     И весь разрушен. У порога
     Нашли безумца моего,
     И тут же хладный труп его
     Похоронили ради бога.

     Никакого   эпилога,   возвращающего   нас   к    первоначальной    теме
величественного  Петербурга,  эпилога,  примиряющего   нас   с   исторически
оправданной трагедией Евгения, Пушкин не  дает.  Противоречие  между  полным
признанием правоты Петра I, не могущего считаться  в  своих  государственных
"великих думах" и делах  с  интересами  отдельного  человека,  и  полным  же
признанием


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |  30 |  31 |  32 |  33 |  34 |  35 |  36 |  37 |  38 |  39 |  40 |  41 |  42 |  43 |  44 |  45 |  46 |  47 |  48 |  49 |  50 |  51 |  52 |  53 |  54 |  55 |  56 |  57 |  58 |  59 |  60 |  61 |  62 |  63 |  64 |  65 |  66 |  67 |  68 |  69 |  70 |  71 |  72 |  73 |  74 |  75 |  76 |  77 |  78 |  79 |  80 |  81 |  82 |  83 |  84 |  85 |  86 |  87 |  88 |  89 |  90 |  91 |  92 |  93 |  94 |  95 |  96 |  97 |  98 |  99 |  100 |  101 |  102 |  103 |  104 |  105 |  106 |  107 |  108 |  109 |  110 |  111 |  112 |  113 |  114 |  115 |