Подробнее о Пушкине


 Материал из Википедии

 Материал из Яндекс-словарей


Капитанская дочка   Капитанская дочка

очутиться
посреди  моего  семейства,  увидеть  опять  мою   Марью  Ивановну...   Вдруг
неожиданная гроза меня поразила. В день, назначенный для выезда,  в самую ту
минуту, когда  готовился  я пуститься в дорогу, Зурин  вошел ко мне в  избу,
держа в руках бумагу, с видом чрезвычайно озабоченным. Что-то кольнуло  меня
в  сердце.  Я испугался,  сам не  зная  чего.  Он выслал  моего деньщика,  и
объявил, что имеет до меня дело. - Что такое? - спросил я с беспокойством. -
"Маленькая неприятность", - отвечал он, подавая мне бумагу. - "Прочитай, что
сейчас я  получил".  Я стал  ее  читать: это  был  секретный приказ ко  всем
отдельным  начальникам  арестовать  меня,  где  бы  ни попался, и немедленно
отправить под караулом в Казань в Следственную Комиссию, учрежденную по делу
Пугачева.
     Бумага чуть  не выпала из моих рук. "Делать нечего!" - сказал Зурин.  -
"Долг  мой   повиноваться  приказу.   Вероятно,  слух   о   твоих  дружеских
путешествиях с Пугачевым как-нибудь да дошел до правительства. Надеюсь,  что
дело  не  будет  иметь  никаких  последствий  и  что  ты  оправдаешься перед
комиссией.  Не  унывай и  отправляйся".  Совесть  моя была чиста; я  суда не
боялся;  но  мысль  отсрочить  минуту  сладкого  свидания,  может  быть,  на
несколько еще месяцев - устрашала меня. Тележка была готова.  Зурин дружески
со  мною  простился. Меня посадили  в тележку.  Со  мною сели  два  гусара с
саблями наголо, и я поехал по большой дороге.



ГЛАВА XIV. СУД.



     Мирская молва -
     Морская волна.
     Пословица.
     Я  был  уверен,  что  виною  всему  было  самовольное мое отсутствие из
Оренбурга. Я легко  мог оправдаться: наездничество не только никогда не было
запрещено, но еще всеми силами было ободряемо. Я мог быть обвинен в излишней
запальчивости, а не  в ослушании. Но приятельские сношения  мои  с Пугачевым
могли быть доказаны  множеством свидетелей и должны были казаться по крайней
мере  весьма  подозрительными. Во  всю дорогу  размышлял я о допросах,  меня
ожидающих,  обдумывал свои  ответы,  и решился перед  судом  объявить  сущую
правду,  полагая  сей  способ оправдания  самым простым,  а вместе  и  самым
надежным.
     Я приехал в Казань, опустошенную и погорелую. По улицам, наместо домов,
лежали груды  углей и торчали  закоптелые стены без  крыш и окон.  Таков был
след, оставленный Пугачевым!  Меня привезли  в крепость, уцелевшую  посереди
сгоревшего города. Гусары сдали меня  караульному офицеру. Он велел кликнуть
кузнеца. Надели мне на ноги цепь и


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |  30 |  31 |  32 |  33 |  34 |  35 |  36 |  37 |  38 |  39 |  40 |  41 |  42 |  43 |  44 |  45 |  46 |  47 |  48 |  49 |  50 |  51 |  52 |  53 |  54 |  55 |  56 |  57 |  58 |  59 |  60 |  61 |  62 |  63 |  64 |  65 |  66 |  67 |  68 |  69 |  70 |  71 |  72 |  73 |  74 |  75 |  76 |  77 |  78 |  79 |  80 |  81 |  82 |  83 |  84 |  85 |  86 |  87 |  88 |  89 |  90 |  91 |  92 |