Подробнее о Пушкине


 Материал из Википедии

 Материал из Яндекс-словарей


Капитанская дочка   Капитанская дочка

 сказать: дал ты
себя знать.
     Лицо самозванца изобразило довольное самолюбие.  "Да!" -  сказал  он  с
веселым  видом.  - "Я воюю хоть куда. Знают ли у вас в Оренбурге  о сражении
под  Юзеевой? Сорок енаралов убито,  четыре армии  взято  в  полон.  Как  ты
думаешь: прусский король мог ли бы со мною потягаться?"
     Хвастливость разбойника показалась мне забавна. - Сам как ты думаешь? -
сказал я ему, - управился ли бы ты с Фридериком?
     "С Федор  Федоровичем?  А  как  же нет?  С  вашими енаралами  ведь я же
управляюсь; а они его бивали. Доселе оружие мое было счастливо. Дай срок, то
ли еще будет, как пойду на Москву".
     - А ты полагаешь идти на Москву?
     Самозванец несколько задумался и сказал в пол-голоса: "Бог весть. Улица
моя тесна;  воли мне мало. Ребята мои умничают. Они воры. Мне должно держать
ухо востро; при первой неудаче они свою шею выкупят моею головою".
     - То-то! - сказал я Пугачеву. - Не лучше ли тебе отстать от них самому,
заблаговременно, да прибегнуть к милосердию государыни?
     Пугачев горько усмехнулся. "Нет", - отвечал он; - "поздно  мне каяться.
Для меня не будет помилования. Буду продолжать как начал. Как знать? Авось и
удается! Гришка Отрепьев ведь поцарствовал же над Москвою".
     - А знаешь ты,  чем он кончил? Его выбросили из окна, зарезали, сожгли,
зарядили его пеплом пушку и выпалили!
     "Слушай" -  сказал Пугачев с  каким-то диким вдохновением.  - "Расскажу
тебе сказку, которую в ребячестве мне рассказывала старая  калмычка. Однажды
орел спрашивал у ворона: скажи, ворон-птица, отчего живешь ты на белом свете
триста лет,  а  я всего-на-все только  тридцать три года? - Оттого, батюшка,
отвечал  ему ворон, что ты пьешь  живую кровь, а я питаюсь мертвечиной. Орел
подумал:  давай попробуем и мы питаться  тем же.  Хорошо.  Полетели  орел да
ворон. Вот завидели  палую лошадь; спустились и сели. Ворон стал клевать, да
похваливать.  Орел клюнул раз, клюнул другой, махнул крылом и сказал ворону:
нет, брат ворон; чем  триста  лет питаться падалью, лучше раз напиться живой
кровью, а там что бог даст! - Какова калмыцкая сказка?"
     - Затейлива, - отвечал я ему.  - Но жить убийством и разбоем  значит по
мне клевать мертвечину.
     Пугачев  посмотрел на меня  с удивлением  и  ничего не отвечал.  Оба мы
замолчали,  погрузясь  каждый  в свои  размышления.  Татарин  затянул унылую
песню;  Савельич, дремля,  качался  на облучке.  Кибитка летела по  гладкому
зимнему пути... Вдруг увидел я деревушку на крутом берегу Яика, с


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |  30 |  31 |  32 |  33 |  34 |  35 |  36 |  37 |  38 |  39 |  40 |  41 |  42 |  43 |  44 |  45 |  46 |  47 |  48 |  49 |  50 |  51 |  52 |  53 |  54 |  55 |  56 |  57 |  58 |  59 |  60 |  61 |  62 |  63 |  64 |  65 |  66 |  67 |  68 |  69 |  70 |  71 |  72 |  73 |  74 |  75 |  76 |  77 |  78 |  79 |  80 |  81 |  82 |  83 |  84 |  85 |  86 |  87 |  88 |  89 |  90 |  91 |  92 |