Подробнее о Пушкине


 Материал из Википедии

 Материал из Яндекс-словарей


Капитанская дочка   Капитанская дочка

минуту, тотчас снова возобновились. "Ну,  ребята", -
сказал  комендант; - "теперь отворяй ворота, бей в барабан.  Ребята! вперед,
на вылазку, за мною!"
     Комендант, Иван Игнатьич и я  мигом очутились  за крепостным валом;  но
обробелый гарнизон не тронулся. "Что ж вы, детушки, стоите?" - закричал Иван
Кузмич.  - "Умирать,  так  умирать: дело  служивое!" В  эту минуту мятежники
набежали  на  нас и  ворвались  в крепость. Барабан  умолк; гарнизон  бросил
ружья; меня сшибли было с  ног,  но я  встал и  вместе с мятежниками вошел в
крепость. Комендант,  раненый  в  голову, стоял  в  кучке  злодеев,  которые
требовали от него ключей. Я бросился  было к нему на помощь: несколько дюжих
казаков схватили меня и связали  кушаками, приговаривая: "Вот ужо вам будет,
государевым ослушникам!" Нас потащили по улицам; жители  выходили из домов с
хлебом и солью. Раздавался колокольный звон. Вдруг  закричали  в  толпе, что
государь на площади  ожидает пленных  и принимает присягу. Народ повалил  на
площадь; нас погнали туда же.
     Пугачев  сидел в креслах на крыльце  комендантского  дома. На  нем  был
красный казацкий кафтан,  обшитый галунами. Высокая соболья шапка с золотыми
кистями  была  надвинута  на его сверкающие глаза. Лицо  его  показалось мне
знакомо. Казацкие старшины окружали его. Отец  Герасим,  бледный и дрожащий,
стоял  у крыльца,  с крестом  в  руках,  и,  казалось, молча  умолял его  за
предстоящие  жертвы.   На   площади  ставили  наскоро   виселицу.  Когда  мы
приближились,   башкирцы  разогнали  народ   и   нас  представили  Пугачеву.
Колокольный звон утих;  настала  глубокая  тишина.  "Который  комендант?"  -
спросил самозванец. Наш урядник выступил из толпы и указал на Ивана Кузмича.
Пугачев грозно взглянул  на старика  и сказал ему: "Как ты смел  противиться
мне, своему государю?" Комендант, изнемогая от раны, собрал последние силы и
отвечал  твердым голосом: "Ты мне не  государь,  ты вор и  самозванец, слышь
ты!"  Пугачев  мрачно нахмурился  и махнул  белым платком. Несколько казаков
подхватили  старого  капитана  и  потащили  к  виселице.  На ее  перекладине
очутился верхом изувеченный башкирец,  которого  допрашивали мы накануне. Он
держал  в  руке веревку,  и  через  минуту увидел я  бедного  Ивана  Куэмича
вздернутого на воздух. Тогда  привели к Пугачеву Ивана Игнатьича. "Присягай"
- сказал ему Пугачев - "государю Петру Феодоровичу!" - Ты нам не государь, -
отвечал Иван Игнатьич, повторяя слова своего  капитана. - Ты, дядюшка, вор


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |  30 |  31 |  32 |  33 |  34 |  35 |  36 |  37 |  38 |  39 |  40 |  41 |  42 |  43 |  44 |  45 |  46 |  47 |  48 |  49 |  50 |  51 |  52 |  53 |  54 |  55 |  56 |  57 |  58 |  59 |  60 |  61 |  62 |  63 |  64 |  65 |  66 |  67 |  68 |  69 |  70 |  71 |  72 |  73 |  74 |  75 |  76 |  77 |  78 |  79 |  80 |  81 |  82 |  83 |  84 |  85 |  86 |  87 |  88 |  89 |  90 |  91 |  92 |