Подробнее о Пушкине


 Материал из Википедии

 Материал из Яндекс-словарей


Капитанская дочка   Капитанская дочка

службе противное и  ни к чему доброму  не
доводящее.
     Присутствие Швабрина было мне несносно. Я скоро простился с комендантом
и с его  семейством; пришед домой, осмотрел свою шпагу, попробовал ее конец,
и лег спать, приказав Савельичу разбудить меня в седьмом часу.
     На  другой  день  в  назначенное время я стоял уже за  скирдами, ожидая
моего противника. Вскоре и он явился. "Нас могут застать" - сказал он мне; -
"надобно поспешить". Мы сняли мундиры, остались  в одних камзолах и обнажили
шпаги. В эту минуту из-за скирда вдруг появился Иван Игнатьич и человек пять
инвалидов. Он  потребовал  нас  к  коменданту.  Мы  повиновались  с досадою;
солдаты  нас  окружили,  и  мы  отправились  в  крепость   вслед  за  Иваном
Игнатьичем, который вел нас в торжестве, шагая с удивительной важностию.
     Мы вошли в комендантской дом. Иван Игнатьич отворил двери, провозгласив
торжественно "привел!" Нас встретила Василиса Егоровна. "Ах, мои батюшки! На
что это  похоже? как? что? в  нашей крепости заводить  смертоубийство!  Иван
Кузмич, сейчас  их  под  арест! Петр Андреич! Алексей Иваныч! подавайте сюда
ваши шпаги, подавайте,  подавайте. Палашка,  отнеси эти шпаги в чулан.  Петр
Андреич! Этого я  от  тебя  не ожидала. Как  тебе не совестно? Добро Алексей
Иваныч:  он за душегубство  и из гвардии выписан, он  и  в господа  бога  не
верует; а ты-то что? туда же лезешь?"
     Иван Кузмич вполне соглашался с своею супругою и приговаривал: "А слышь
ты,  Василиса  Егоровна  правду  говорит.  Поединки  формально  запрещены  в
воинском  артикуле". Между тем  Палашка взяла у нас наши шпаги и  отнесла  в
чулан.  Я  не мог не засмеяться.  Швабрин сохранил  свою важность. "При всем
моем уважении к вам" - сказал он ей хладнокровно - "не могу не заметить, что
напрасно вы изволите  беспокоиться, подвергая нас вашему  суду. Предоставьте
это  Ивану   Кузмичу:  это  его  дело".  -  Ах!  мой  батюшка!  -  возразила
комендантша; - да разве муж и жена  не един дух и  едина плоть? Иван Кузмич!
Что ты зеваешь? Сейчас рассади их по разным углам на хлеб да на воду, чтоб у
них дурь-то прошла;  да  пусть отец Герасим  наложит на них  эпитимию,  чтоб
молили у бога прощения, да каялись перед людьми.
     Иван Кузмич не знал, на что  решиться. Марья  Ивановна была чрезвычайно
бледна.  Мало-по-малу  буря утихла; комендантша успокоилась, и заставила нас
друг  друга  поцаловать.  Палашка  принесла  нам  наши  шпаги.  Мы вышли  от
коменданта повидимому  примиренные. Иван Игнатьич нас сопровождал. -


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |  30 |  31 |  32 |  33 |  34 |  35 |  36 |  37 |  38 |  39 |  40 |  41 |  42 |  43 |  44 |  45 |  46 |  47 |  48 |  49 |  50 |  51 |  52 |  53 |  54 |  55 |  56 |  57 |  58 |  59 |  60 |  61 |  62 |  63 |  64 |  65 |  66 |  67 |  68 |  69 |  70 |  71 |  72 |  73 |  74 |  75 |  76 |  77 |  78 |  79 |  80 |  81 |  82 |  83 |  84 |  85 |  86 |  87 |  88 |  89 |  90 |  91 |  92 |