Подробнее о Пушкине


 Материал из Википедии

 Материал из Яндекс-словарей


Пугачев В один из прекраснейших периодов своей жизни, в Болдинскую осень, которая богата была многими известными произведениями великого писателя, написал великий Пушкин и ещё одно произведение, намного менее известное широкому кругу читателей, но от этого не менее великое. Речь идёт об истории Пугачёва, которая не является художественной выдумкой писателя, но наоборот – написана им на основе обнародованных архивных материалов и даже свидетельств иностранных авторов о восстании Пугачёва.

Перед вами практически подлинный исторический роман. Остаётся лишь прочитать и лишний раз убедиться – талантливый писатель велик во всем, и из-под его пера может выйти только значимое произведение!

наделало много шуму и произвело сильное  впечатление,
3000 экземпляров разошлись  в  один  месяц  (чего  никак  не  ожидал  и  сам
Карамзин) - пример единственный в нашей земле. Все, даже  светские  женщины,
бросились читать историю своего отечества, дотоле им неизвестную.  Она  была
для них новым открытием. Древняя Россия, казалось, найдена  Карамзиным,  как
Америка - Коломбом. Несколько времени ни о чем ином не говорили.  Когда,  по
моему выздоровлению, я снова  явился  в  свет,  толки  были  во  всей  силе.
Признаюсь, они были в состоянии отучить всякого от охоты к славе. Ничего  не
могу вообразить глупей светских суждений, которые удалось мне слышать насчет
духа и слова "Истории" Карамзина. Одна дама, впрочем, весьма почтенная,  при
мне, открыв вторую часть,  прочла  вслух:  ""Владимир  усыновил  Святополка,
однако не любил его..." Однако!..  Зачем  не  но?  Однако!  как  это  глупо!
чувствуете ли всю ничтожность вашего Карамзина? Однако!" - В журналах его не
критиковали. Каченовский бросился на одно предисловие.
     У нас никто не в состоянии исследовать огромное  создание  Карамзина  -
зато никто не сказал спасибо человеку, уединившемуся  в  ученый  кабинет  во
время самых лестных успехов и посвятившему целых 12 лет жизни  безмолвным  и
неутомимым трудам. Ноты "Русской истории" свидетельствуют обширную  ученость
Карамзина, приобретенную им уже в тех летах, когда  для  обыкновенных  людей
круг образования и познаний давно  окончен  и  хлопоты  по  службе  заменяют
усилия к  просвещению.  Молодые  якобинцы  негодовали;  несколько  отдельных
размышлений  в  пользу  самодержавия,  красноречиво   опровергнутые   верным
рассказом событий, казались им верхом варварства и унижения.  Они  забывали,
что Карамзин печатал "Историю" свою в России; что государь, освободив его от
цензуры, сим знаком доверенности  некоторым  образом  налагал  на  Карамзина
обязанность всевозможной скромности и умеренности. Он  рассказывал  со  всею
верностию историка, он везде ссылался на источники - чего же более требовать
было от него? Повторяю, что "История государства Российского" есть не только
создание великого писателя, но и подвиг честного человека.
     Некоторые из людей светских  письменно  критиковали  Карамзина.  Никита
Муравьев,  молодой  человек,  умный  и  пылкий,  разобрал  предисловие   или
введение: предисловие!.. Мих. Орлов в письме к Вяземскому  пенял  Карамзину,
зачем в начале "Истории" не поместил он какой-нибудь  блестящей  гипотезы  о
происхождении славян, то есть требовал романа в  истории  -  ново  и  смело!
Некоторые остряки за  ужином  переложили  первые  главы  Тита  Ливия  слогом
Карамзина. Римляне  времен  Тарквиния,  не  понимающие  спасительной  пользы
самодержавия, и Брут, осуждающий на смерть своих сынов, ибо редко основатели
республик славятся нежной чувствительностию, - конечно, были  очень  смешны.
Мне приписали одну из лучших русских эпиграмм;  это  не  лучшая  черта  моей
жизни.

     Кстати, замечательная черта. Однажды начал он  при  мне  излагать  свои
любимые парадоксы. Оспоривая его, я сказал: "Итак, вы рабство  предпочитаете
свободе". Карамзин вспыхнул и назвал меня  своим  клеветником.  Я  замолчал,
уважая самый гнев прекрасной души.  Разговор  переменился.  Скоро  Карамзину
стало совестно и, прощаясь со мною, как обыкновенно, упрекал  меня,  как  бы
сам извиняясь в своей горячности: "Вы  сегодня  сказали  на  меня,  чего  ни
Шихматов, ни Кутузов на меня не говорили". В течение шестилетнего знакомства
только в этом случае упомянул он при мне о своих неприятелях, против которых
не имел он, кажется, никакой злобы; не говорю  уж  о  Шишкове,  которого  он
просто полюбил. Однажды, отправляясь в Павловск и  надевая  свою  ленту,  он
посмотрел на меня наискось и не мог удержаться от смеха. Я прыснул, и мы оба
расхохотались...


    ОТРЫВОК ИЗ ПИСЬМА К Д.

Из Азии переехали мы в Европу {1} на корабле. Я тотчас отправился на так названную Митридатову гробницу (развалины какой-то башни); там сорвал цветок для памяти и на другой день потерял без всякого сожаления. Развалины Пантикапеи не сильнее подействовали на мое воображение. Я видел следы улиц, полузаросший ров, старые кирпичи - и только. Из Феодосии до самого Юрзуфа ехал я морем. Всю ночь не спал; луны не было, звезды блистали; передо мною, в тумане, тянулись полуденные горы... "Вот Чатырдаг", - сказал мне капитан. Я не различил его, да и не любопытствовал. Перед светом я заснул. Между тем корабль остановился в виду Юрзуфа. Проснувшись, увидел я картину пленительную: разноцветные горы сияли; плоские кровли хижин татарских издали казались ульями, прилепленными к горам; тополи, как зеленые колонны, стройно возвышались между ними; справа огромный Аю-даг... и кругом это синее, чистое небо, и светлое море, и блеск, и воздух полуденный... В Юрзуфе жил я сиднем, купался в море и


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |  30 |  31 |  32 |  33 |  34 |  35 |  36 |  37 |  38 |  39 |  40 |  41 |  42 |  43 |  44 |  45 |  46 |  47 |  48 |  49 |  50 |  51 |  52 |  53 |  54 |  55 |  56 |  57 |  58 |  59 |  60 |  61 |  62 |  63 |  64 |  65 |  66 |  67 |  68 |  69 |  70 |  71 |  72 |  73 |  74 |  75 |  76 |  77 |  78 |  79 |  80 |  81 |  82 |  83 |  84 |  85 |  86 |  87 |  88 |  89 |  90 |  91 |  92 |  93 |  94 |  95 |  96 |  97 |  98 |  99 |  100 |  101 |  102 |  103 |  104 |  105 |  106 |  107 |  108 |  109 |  110 |  111 |  112 |  113 |  114 |  115 |  116 |  117 |  118 |  119 |  120 |  121 |  122 |  123 |  124 |  125 |  126 |  127 |  128 |  129 |  130 |  131 |  132 |  133 |  134 |  135 |