Подробнее о Пушкине


 Материал из Википедии

 Материал из Яндекс-словарей


Пугачев В один из прекраснейших периодов своей жизни, в Болдинскую осень, которая богата была многими известными произведениями великого писателя, написал великий Пушкин и ещё одно произведение, намного менее известное широкому кругу читателей, но от этого не менее великое. Речь идёт об истории Пугачёва, которая не является художественной выдумкой писателя, но наоборот – написана им на основе обнародованных архивных материалов и даже свидетельств иностранных авторов о восстании Пугачёва.

Перед вами практически подлинный исторический роман. Остаётся лишь прочитать и лишний раз убедиться – талантливый писатель велик во всем, и из-под его пера может выйти только значимое произведение!

 отнюдь  не  в
качестве примера положительного. Изучая опыт этого  неудавшегося  восстания,
затопленного в крови десятков тысяч его участников, Радищев неудачу Пугачева
("грубого самозванца", по его терминологии) объяснял тем, что восставшие  не
имели сколько-нибудь определенной государственной программы,  не  отрешились
от царистских иллюзий и искали "в  невежестве  своем  паче  веселие  мщения,
нежели пользу сотрясения уз".
     Опыт  истории  полностью,  казалось,  оправдал  худшие   из   прогнозов
Радищева. Мы имеем прежде всего в виду  кровавую  эпопею  восстания  военных
поселян летом 1831 г.  Естественно,  что  проблема  крестьянской  революции,
вопрос о ее движущих силах, ее лозунгах и перспективах оказывается в  центре
ближайших интересов Пушкина. Эти интересы и привели великого поэта, с  одной
стороны, к "Путешествию из Петербурга в Москву",  к  проверке  наблюдений  и
выводов Радищева, а с другой - к собиранию и изучению материалов по  истории
восстания Пугачева, как самого большого по своим масштабам движения народных
масс за весь императорский период российской истории.
     Именно "Путешествие из Петербурга в Москву" и  помогло  автору  "Бориса
Годунова"  осмыслить  восстание  1773-1774  гг.  не  как  случайную  вспышку
протеста угнетенных низов на далекой окраине, не как личную авантюру "злодея
и бунтовщика Емельки Пугачева", а как  результат  антинациональной  политики
правящего класса, как показатель загнивания и непрочности всего  крепостного
правопорядка. Вот почему имена Радищева  и  Пугачева  оказываются  в  центре
внимания Пушкина и как романиста, и  как  историка,  и  как  публициста.  От
Пугачева к Радищеву и от Радищева опять к Пугачеву -  таков  круг  интересов
Пушкина в течение всего последнего четырехлетия его творческого пути.
     Конечно, было бы ошибочно ставить знак  равенства  между  политическими
концепциями Пушкина и Радищева даже в период их известного сближения: нельзя
забывать, что в то время как Радищев не питал никаких  иллюзий  относительно
совместимости  самодержавно-помещичьего  государства  с  чаяниями  трудового
народа, Пушкин после разгрома декабристов пытался отделить самодержавие  как
юридический   институт   от   его   классовой   базы    и    от    его    же
военно-бюрократического аппарата. В этом отношении великий поэт хотя  и  был
не прав, зато, в отличие от Радищева,  проводил  более  резкую  грань  между
ненавистной им обоим верхушкой правящего класса  -  придворной  и  поместной
аристократией - и  дворянской  интеллигенцией,  или,  по  его  терминологии,
"просвещенным   дворянством".   С   позиций   последнего   Пушкин   вскрывал
несовместимость  анархо-утопических   идеалов   крестьянской   революции   с
исторически-прогрессивными  тенденциями   политического   и   экономического
развития русского государства.
     Очень  показательно  то  внимание,  которое  уделено  было  в  "Истории
Пугачева"  материалам  о  быте  и  нравах  яицких  казаков,   восстановление
вольностей  которых  и  их  распространение  на  "всякого   звания   людей",
обездоленных дворянско-помещичьей диктатурой, входило в программу  Пугачева:
"Совершенное  равенство  прав;  атаманы  и  старшины,  избираемые   народом,
временные исполнители народных  постановлений;  круги,  или  совещания,  где
каждый казак имел свободный голос и где все общественные  дела  решены  были
большинством голосов; никаких письменных постановлений; в куль да в воду  за
измену,  трусость,  убийство  и  воровство:  таковы   главные   черты   сего
управления". С этой мечтой об установлении в  будущей  крестьянской  империи
патриархальных нравов казачьего круга были связаны и многочисленные  "указы"
Пугачева, тщательно скопированные Пушкиным и сохранившиеся в его архиве.

    3

Для правильного понимания позиций Пушкина, как историка пугачевщины, много дает сделанная им самим запись спора его с великим князем Михаилом Павловичем, братом царя, о судьбах русского самодержавия, с одной стороны, и родового дворянства, деклассирующегося исключительно быстрыми темпами в условиях загнивающего крепостного строя, с другой. Имея, очевидно, в виду такие акты, как уничтожение местничества при царе Феодоре Алексеевиче, как введение "Табели о рангах" при Петре, такие явления, как режим военной диктатуры императоров Павла и Александра, Пушкин, не без некоторой иронии, утверждал, что "все Романовы революционеры и уравнители", а на реплику великого князя о том, что буржуазия, как класс, таит в себе "вечную стихию мятежей и оппозиций", отвечал признанием наличия именно этих тенденций в линии политического поведения русской дворянской интеллигенции. Интеллигенции этой, по прогнозам Пушкина, и суждено выполнить ту роль могильщика феодализма, которую во Франции в 1789-1793 гг. успешно осуществило "третье сословие". "Что же значит,


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |  30 |  31 |  32 |  33 |  34 |  35 |  36 |  37 |  38 |  39 |  40 |  41 |  42 |  43 |  44 |  45 |  46 |  47 |  48 |  49 |  50 |  51 |  52 |  53 |  54 |  55 |  56 |  57 |  58 |  59 |  60 |  61 |  62 |  63 |  64 |  65 |  66 |  67 |  68 |  69 |  70 |  71 |  72 |  73 |  74 |  75 |  76 |  77 |  78 |  79 |  80 |  81 |  82 |  83 |  84 |  85 |  86 |  87 |  88 |  89 |  90 |  91 |  92 |  93 |  94 |  95 |  96 |  97 |  98 |  99 |  100 |  101 |  102 |  103 |  104 |  105 |  106 |  107 |  108 |  109 |  110 |  111 |  112 |  113 |  114 |  115 |  116 |  117 |  118 |  119 |  120 |  121 |  122 |  123 |  124 |  125 |  126 |  127 |  128 |  129 |  130 |  131 |  132 |  133 |  134 |  135 |