Подробнее о Пушкине


 Материал из Википедии

 Материал из Яндекс-словарей


Пугачев В один из прекраснейших периодов своей жизни, в Болдинскую осень, которая богата была многими известными произведениями великого писателя, написал великий Пушкин и ещё одно произведение, намного менее известное широкому кругу читателей, но от этого не менее великое. Речь идёт об истории Пугачёва, которая не является художественной выдумкой писателя, но наоборот – написана им на основе обнародованных архивных материалов и даже свидетельств иностранных авторов о восстании Пугачёва.

Перед вами практически подлинный исторический роман. Остаётся лишь прочитать и лишний раз убедиться – талантливый писатель велик во всем, и из-под его пера может выйти только значимое произведение!

казаки  (особливо  старые  люди),  -  осторожно  удостоверял
Пушкин в своих замечаниях о восстании, представленных царю  31  января  1835
г., - доныне привязаны к памяти Пугачева.  "Грех  сказать,  -  говорила  мне
80-летняя казачка, - на него мы не  жалуемся;  он  нам  зла  не  сделал".  -
"Расскажи мне, - говорил я Д. Пьянову, - как Пугачев был  у  тебя  посаженым
отцом". - "Он для тебя Пугачев, - отвечал мне сердито старик, - а  для  меня
он был великий государь Петр Федорович".
     Без учета этих ярких и  волнующих  рассказов  свидетелей  и  участников
восстания, непосредственно воздействовавших на Пушкина своей  интерпретацией
личности Пугачева как подлинного вождя крестьянского  движения,  как  живого
воплощения их идеалов и надежд, "История Пугачева"  не  могла  бы,  конечно,
иметь того политического и литературного звучания, которое  она  получила  в
условиях становления не только русской исторической  науки,  но  и  русского
критического реализма как новой фазы искусства. Мастерство  Пушкина,  как  и
мастерство Толстого, - это мастерство раскрытия  самых  существенных  сторон
действительности,   самых   существенных   черт   национального   характера,
показываемого не декларативно, не статично, а в живом действии, в конкретной
исторической борьбе.
     В особой записке, представленной Пушкиным 26  января  1835  г.  царю  в
дополнение к только  что  вышедшей  в  свет  "Истории  Пугачевского  бунта",
великий поэт обращал внимание Николая I на то,  что  в  своем  труде  он  не
рискнул открыто указать на тот исторический факт, что "весь черный народ был
за Пугачева"  и  что  его  лозунги  борьбы  с  крепостническим  государством
нисколько не противоречили интересам прочих общественных классов.
     "Одно дворянство было открытым  образом  на  стороне  правительства,  -
утверждал Пушкин. - Пугачев и  его  сообщники  хотели  сперва  и  дворянство
склонить на свою  сторону,  но  выгоды  их  были  слишком  противуположны...
Разбирая меры, предпринятые Пугачевым и его сообщниками, должно  признаться,
что мятежники избрали средства самые надежные и действительные к своей цели.
Правительство с своей стороны действовало слабо, медленно, ошибочно".
     Из  этих  конфиденциальных  "замечаний"  непосредственно  вытекали  два
политических вывода,  прямо  формулировать  которые  Пушкин  по  тактическим
соображениям не решился, но в учете  которых  царем  не  сомневался.  Первый
вывод   заключал   в   себе   признание   известной    случайности    победы
помещичье-дворянской монархии в борьбе ее с Пугачевым, а второй  сводился  к
напоминанию о том, что "Пугачевский бунт показал правительству необходимость
многих перемен". Однако сделанный  Пушкиным  тут  же  краткий  перечень  тех
поистине ничтожных  "перемен",  которые  были  осуществлены  государственным
аппаратом (разукрупнение областей, "новые учреждения губерниям",  "улучшение
путей  сообщения"  и  т.  д.),  красноречиво  свидетельствовал  о  том,  что
неосуществленной осталась важнейшая из  реформ,  подсказанных  правительству
уроками пугачевщины. Пушкин имел, конечно, в виду  необходимость  ликвидации
крепостных отношений,  таящих  в  себе  угрозу  "насильственных  потрясений,
страшных для человечества".  Данные  "Истории  Пугачева"  в  этом  отношении
особенно  живо  и  выразительно  документировали  политические  обобщения  и
прогнозы "Путешествия из Петербурга в Москву".
     Вопросы, волновавшие Радищева, продолжали  оставаться,  говоря  словами
Белинского, "самыми живыми, современными национальными вопросами" и  в  пору
работы Пушкина  над  "Историей  Пугачева"1).  Несмотря  на  то  что  процесс
разложения крепостного хозяйства определялся в стране все  более  явственно,
правовые нормы, регулировавшие  жизнь  помещичьего  государства,  в  течение
полустолетия оставались неизменными. Не претерпели существенных изменений  и
формы борьбы "дикого барства" или "великих отчинников", как называл  Радищев
крупных земельных собственников, со всякими попытками не  только  ликвидации
крепостного  строя,  но  и  с  какими  бы  то  ни   было   подготовительными
мероприятиями в этом направлении. Естественно поэтому, что Пушкин в середине
30-х гг. с таким же основанием, как Радищев в 1790 г., а декабристы  в  20-х
гг., не возлагает никаких надежд  на  возможность  освободительного  почина,
идущего от самих помещиков, и так же, как  его  учителя  и  предшественники,
трезво учитывает политические перспективы ликвидации крепостных отношений не
только сверху, "по манию царя", но, как мы полагаем, и  снизу  -  "от  самой
тяжести порабощения", то есть в результате крестьянской революции.
     Характерно, однако, что ни Радищев, ни декабристы не склонны  были  эту
грядущую революцию полностью отождествлять с пугачевщиной.  В  первой  трети
XIX столетия события крестьянской войны 1773-1774 гг. еще продолжали глубоко
волновать представителей передовой русской интеллигенции,  но


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |  30 |  31 |  32 |  33 |  34 |  35 |  36 |  37 |  38 |  39 |  40 |  41 |  42 |  43 |  44 |  45 |  46 |  47 |  48 |  49 |  50 |  51 |  52 |  53 |  54 |  55 |  56 |  57 |  58 |  59 |  60 |  61 |  62 |  63 |  64 |  65 |  66 |  67 |  68 |  69 |  70 |  71 |  72 |  73 |  74 |  75 |  76 |  77 |  78 |  79 |  80 |  81 |  82 |  83 |  84 |  85 |  86 |  87 |  88 |  89 |  90 |  91 |  92 |  93 |  94 |  95 |  96 |  97 |  98 |  99 |  100 |  101 |  102 |  103 |  104 |  105 |  106 |  107 |  108 |  109 |  110 |  111 |  112 |  113 |  114 |  115 |  116 |  117 |  118 |  119 |  120 |  121 |  122 |  123 |  124 |  125 |  126 |  127 |  128 |  129 |  130 |  131 |  132 |  133 |  134 |  135 |