Подробнее о Пушкине


 Материал из Википедии

 Материал из Яндекс-словарей


Снова, как вначале (в сцене "Девичье  поле"),  когда  дело
идет о делах государственных, он считает, что "то ведают бояре, не нам чета"
(ср. в этой сцене почтительные реплики: "Расступитесь,  расступитесь.  Бояре
идут... - Зачем  они  пришли?  -  А,  верно,  приводить  к  присяге  Феодора
Годунова"). И снова тот же народ, несмотря на то, что только  что  с  ужасом
узнал о злодейском убийстве юного Федора и  его  матери,  готов  по  приказу
боярина Мосальского послушно славить нового царя,  как  вначале  по  приказу
бояр и патриарха славил Бориса Годунова: "Что ж  вы  молчите?  -  спрашивает
Мосальский, - кричите: да здравствует  царь  Димитрий  Иванович!  Народ:  Да
здравствует царь Димитрий Иванович".
     Так кончалась первоначально пушкинская трагедия. Но позже, в  1830  г.,
готовя  ее  к  печати,  Пушкин  внес  в  это  место  небольшое,  но   крайне
значительное изменение: после выкрика Мосальского - "народ безмолвствует"...
Идейный  смысл  произведения  не  изменился,   спад   волны   революционного
настроения народа остается тем  же,  но  это  угрожающее  безмолвие  народа,
заканчивающее  пьесу,  предсказывает  в  будущем  новый   подъем   народного
движения, новые и "многие мятежи".
     "Борис   Годунов"   написан   Пушкиным   не   как   трагедия    совести
царя-преступника, а как чисто политическая и  социальная  трагедия.  Главное
содержание знаменитого монолога Бориса ("Достиг я высшей  власти...")  -  не
ужас  его  перед  "мальчиками  кровавыми",  а  горькое  сознание,  что   его
преследуют незаслуженные неудачи. "Мне счастья нет", - дважды повторяет  он.
Больше всего винит он в своем несчастии народ, который,  по  его  убеждению,
несправедливо ненавидит его, несмотря на все "щедроты", которыми он старался
"любовь его снискать". Забывая о  главной  причине  ненависти  -  крепостном
ярме,  которое  он  наложил  на  народ,  -  Борис   припоминает   все   свои
"благодеяния"  и  возмущается   неблагодарностью   народа.   Причиной   этой
неблагодарности он считает лежащую будто бы  в  основе  народного  характера
склонность к анархии. Народ якобы ненавидит всякую власть:

     Живая власть для черни ненавистна -
     Они любить умеют только мертвых...

     Это глубоко неверное и несправедливое обобщение {4}  нужно  Борису  для
того, чтобы свалить на народ ("чернь", как говорит Борис) причину враждебных
отношений между царем и народом. Еще резче ту же мысль Борис высказывает  за
несколько минут до смерти в своем последнем разговоре  с  Басмановым  (сцена
20-я - "Москва. Царские палаты").

     Лишь строгостью мы можем неусыпной
     Сдержать народ... Нет, милости не чувствует народ:
     Твори добро - не скажет он спасибо;
     Грабь и казни - тебе не будет хуже.

     Григория  Отрепьева,  в  отличие  от  Годунова,  Пушкин  изображает  не
серьезным государственным деятелем, а политическим  авантюристом.  Он  умен,
находчив, талантлив {5}; он человек горячий, увлекающийся, добродушный - и в
то же время совершенно  беспринципный  в  политическом  отношении.  Григорий
прекрасно понимает, что не он "делает историю", не  его  личные  качества  и
усилия являются причиной его беспримерных успехов. Григорий  чувствует,  что
подымается на волне народного движения, и потому его мало тревожат отдельные
неуспехи и поражения его войск  во  время  войны  с  Борисом.  Этой  теме  в
трагедии специально посвящена короткая сцена (19-я) "Лес", где Самозванец (в
противоположность  своим  спутникам)  обнаруживает  полную   уверенность   в
конечном успехе своей борьбы, несмотря  на  жестокий  разгром  его  войск  в
сражении.
     О патриархе Иове, верном помощнике Годунова во всех его  делах,  Пушкин
писал Н. Раевскому (?) в 1829  г.:  "Грибоедов  критиковал  мое  изображение
Иова;  патриарх,  действительно,  был  человеком  большого  ума,  я  же   по
рассеянности сделал из него дурака" (подлинник письма по-французски). Пушкин
имеет в виду сцену 15-ю ("Царская дума"), где патриарх в длинной,  цветистой
речи, упиваясь своим  красноречием,  обнаруживает  удивительную  глупость  и
бестактность, чем ставит в крайне неловкое положение всех слушателей {6}. Он
перед всей Думой объявляет, что царевич Димитрий после смерти стал святым, и
на его могиле творятся чудеса. Для  того  чтобы  разоблачить  перед  народом
самозванца Григория, он предлагает торжественно довести до сведения народа о
новом чудотворце и перенести в Кремль  в  Архангельский  собор  его  "святые
мощи". Ему не приходит в  голову,  что  он  тем  самым  предлагает  публично
объявить о преступлении царя  Бориса:  ведь  по  религиозным  представлениям
православных, взрослый человек делается святым за свои великие заслуги перед
богом, а младенец только в том случае, если он был невинно замучен...
     При напечатании "Бориса Годунова" Пушкин изъял из трагедии  две  сцены,
находившиеся в рукописи: "Ограда монастырская" и  "Замок  воеводы  Мнишка  в
Самборе. Уборная Марины" (см. "Из ранних редакций"). В первой из них Пушкину
хотелось показать, что  на  путь  рискованной  политической  интриги  юного,
пылкого и томящегося в монастыре Григория натолкнул какой-то более опытный в
житейском  отношении  "монах",  "злой  чернец".  Во  второй  -  раскрывались
некоторые черты холодной авантюристки,  красавицы  Марины.  Исключение  этих
сцен  (не  очень  нужных  в  развитии  трагедии)  нисколько   не   повредило
художественному и идейному  содержанию  пьесы,  тем  более  что  наличие  их
нарушало бы единство  принятого  Пушкиным  для  его  трагедии 


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |  30 |  31 |  32 |  33 |  34 |  35 |  36 |  37 |  38 |  39 |  40 |  41 |  42 |  43 |  44 |  45 |  46 |  47 |  48 |  49 |  50 |  51 |  52 |  53 |  54 |  55 |  56 |  57 |  58 |  59 |  60 |  61 |  62 |  63 |  64 |  65 |  66 |  67 |  68 |  69 |  70 |  71 |  72 |  73 |  74 |  75 |  76 |  77 |  78 |  79 |  80 |  81 |  82 |  83 |  84 |  85 |  86 |  87 |  88 |  89 |  90 |  91 |  92 |  93 |  94 |  95 |  96 |  97 |  98 |  99 |  100 |  101 |  102 |  103 |  104 |  105 |  106 |  107 |  108 |