Подробнее о Пушкине


 Материал из Википедии

 Материал из Яндекс-словарей


и
деятельности тайных обществ, предшествовавшей восстанию. "Славная  хроника",
- записал П. А. Вяземский в  своем  дневнике,  когда  Пушкин  прочитал  ему,
по-видимому, именно эти строфы. В бумагах Пушкина периода  болдинской  осени
имеется лаконичная помета: в день очередной лицейской годовщины  19  октября
"сожжена"  десятая  глава.  По  этой   записи   трудно   судить   с   полной
определенностью, была ли написана Пушкиным вся глава, и, если  нет,  то  как
далеко продвинулось ее написание. Но совершенно очевидно,  что  дошедшие  до
нас  фрагменты  хроникального   характера   являлись   только   историческим
введением, за которым должно было следовать дальнейшее развертывание  фабулы
романа, конечно, при непременном участии его  "главного  лица":  согласно  с
приведенным выше свидетельством самого Пушкина Онегин, очевидно, "должен был
попасть в число декабристов".
     Одним из основных творческих принципов Пушкина, лежащих  в  основе  его
нового реалистического  метода,  было  отсутствие  произвольного  авторского
вмешательства в действия и поступки своих героев, которые должны вести  себя
не так, как вздумается автору, а в соответствии с их характером и  условиями
окружающей  действительности.  Этот  принцип  был  замечательно  осуществлен
Пушкиным в "Евгении Онегине".
     Прослеживая по рукописям историю создания Пушкиным его романа в стихах,
мы видим, что порой  поэт  пытался  придавать  иной  оборот  ходу  действия,
развитию фабулы. Например, по одному из вариантов Онегин влюблялся в Татьяну
при первой же встрече с ней в деревне. Но в процессе творческой работы  поэт
в данном случае, как и  в  ряде  других  аналогичных,  отказался  от  этого,
"поправил" себя действительностью, логикой созданных им в соответствии с нею
характеров.  Мог  ли  Онегин  стать  декабристом?  -  спрашивают   некоторые
советские исследователи и  дают  на  этот  вопрос  безусловно  отрицательный
ответ. Но дело обстоит  не  так  просто.  В  числе  участников  декабрьского
движения были люди  весьма  различного  душевного  склада  -  и  такие,  как
восторженный романтик Кюхельбекер, и такие, как автор дневника  "Моя  скука"
Николай Тургенев. Однако их всех объединяло передовое сознание и критическое
отношение к окружающей действительности, то есть  то,  что  было  присуще  и
Онегину, который, получив в наследство от дяди имение, сразу же "задумал"  -
облегчить положение своих крепостных крестьян: "Ярем  он  барщины  старинной
оброком легким заменил". Правда, он делает это,  по  ироническому  замечанию
Пушкина, чтобы чем-то занять себя - "чтоб только время проводить". Но все же
предметом своего времяпровождения он избирает установление "нового порядка",
а не что-либо другое. Недаром Пушкин даже  обозначает  в  этой  связи  героя
словами, которые затем применит к себе: "Свободы сеятель пустынный". Наличие
у Онегина передового сознания  -  несомненно.  Столь  же  несомненно  и  его
критическое отношение к окружающему. Свидетельство этому - уже его  уход  из
"света".  Таким  образом,  участие  Онегина  в   движении   декабристов   не
противоречило исторической действительности. Но не противоречило ли  бы  оно
его образу, логике  его  характера?  Одно  из  основных  свойств  и  качеств
пушкинского реализма - верность героев своим характерам,  но  вместе  с  тем
сами их характеры - не нечто раз навсегда данное, остановившееся, застывшее;
наоборот, как и  в  самой  жизни,  они  находятся  в  состоянии  постоянного
движения, развития. "Тоска сердечных угрызений", не  оставлявшая  Онегина  с
момента убийства друга, гнавшая его с места на место, возрождение любовью  к
Татьяне, "тоска безумных сожалений" о столь близком  и  возможном  и  навеки
утраченном счастье, - все это нэ могло не оказать  существеннейшего  влияния
на  развитие  заложенных  в  его  характере   добрых   задатков,   создавало
несомненные предпосылки для новой формы  проявления  "прямого  благородства"
его души, перехода его на  иную  ступень  страдания,  "более  сообразного  с
человеческим достоинством". Кроме того, помимо этих предпосылок, в  основном
субъективно-психологического порядка, Пушкин  выдвигает  и  еще  одну  очень
существенную объективную предпосылку.
     "Томясь в бездействии  досуга",  Онегин  пускается  в  "странствия  без
цели", подробное описание которых должно  было  составить  содержание  целой
главы  романа,  так  и  названной  поэтом  "Странствие".  В  общем   замысле
пушкинского романа этой главе была предназначена очень  важная  функция.  Во
время  своих  "странствий"  Онегин,  подобно  радищевскому  путешественнику,
маршрут которого, кстати, полностью включен в путешествия пушкинского героя,
впервые непосредственно и широко  знакомится  с  родной  страной,  с  жизнью
народа - ив ее героическом прошлом (посещение Новгорода, где еще "живы  тени
древних великанов" - следы  столь  идеализировавшейся  декабристами  древней
русской  вольности;  песня  волжских  бурлаков  про  "удалые"  дела  Стеньки
Разина), и в ее тяжком настоящем: центральное  место  в  главе  должно  было
занимать описание аракчеевских военных поселений. Описание это было
     дано Пушкиным с такой резкостью "замечаний, суждений,  выражений",  что
не только опубликовать его, но даже держат). у  себя  в  рукописи  оказалось
невозможно, и оно до нас так и не дошло: очевидно, было  уничтожено  поэтом,
подобно начатой им десятой главе. О том большом месте, которое было отведено
этому описанию в составе главы и об исключительно важном  значении,  которое
автором ему 


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |  30 |  31 |  32 |  33 |  34 |  35 |  36 |  37 |  38 |  39 |  40 |  41 |  42 |  43 |  44 |  45 |  46 |  47 |  48 |  49 |  50 |  51 |  52 |  53 |  54 |  55 |  56 |  57 |  58 |  59 |  60 |  61 |  62 |  63 |  64 |  65 |  66 |  67 |  68 |  69 |  70 |  71 |  72 |  73 |  74 |  75 |  76 |  77 |  78 |  79 |  80 |  81 |  82 |  83 |  84 |  85 |  86 |  87 |  88 |  89 |  90 |  91 |  92 |  93 |  94 |  95 |  96 |  97 |  98 |  99 |  100 |  101 |  102 |  103 |  104 |  105 |  106 |  107 |  108 |