Подробнее о Пушкине


 Материал из Википедии

 Материал из Яндекс-словарей


Пред Вами – трагическая история Андрея Гавриловича Дубровского, старинного дворянина, ставшего лесным разбойником. Трагедия его жизни и любви…

Мастерство Пушкина поражает! В небольшом, в общем-то, произведении он сумел выписать множество характеров, каждый из которых встаёт яркой индивидуальностью со страниц повести. И может быть даже пророчески талантливо Пушкин показал, насколько из-за пустякового повода может быть напрочь разрушена судьба человека (хотя дворянам того времени «вопросы чести» пустяковыми, конечно, не казались).

Но автор «Дубровского» категорически симпатизирует своему главному герою и именно поэтому, несмотря на жизненные невзгоды и нелады с законом всё же «спасает» его, давая понять, что он скрылся от несправедливости царских властей за границей.
Вроде бы незатейливая история, но если вдуматься – очень лиричная и трагичная. Прочитайте! И прочувствуйте…

Пафнутьич похаживал по комнате, осматривая замки и окна - и
качая  головою  при  сем  неутешительном  смотре.  Двери  запирались   одною
задвижкою, окна не имели еще двойных рам. Он попытался было жаловаться на то
Дефоржу,  но  знания его  во французском языке  были слишком ограничены  для
столь  сложного  объяснения  -  француз  его  не понял,  и  Антон  Пафнутьич
принужден был  оставить свои жалобы. Постели  их стояли одна против  другой,
оба легли, и учитель потушил свечу.
     - Пуркуа ву туше, пуркуа ву туше, - закричал Антон Пафнутьич, спрягая с
грехом пополам русский глагол тушу на французский лад. - Я не  могу, дормир,
в потемках. - Дефорж не понял его восклицаний и пожелал ему доброй ночи.
     - Проклятый басурман, - проворчал Спицын, закутываясь в одеяло. - Нужно
ему было  свечку тушить. Ему  же хуже.  Я спать  не  могу без огня. - Мусье,
мусье,  - продолжал он,  - Же ве  авек  ву парле. -  Но француз не отвечал и
вскоре захрапел.
     - Храпит бестия француз, -  подумал  Антон Пафнутьич, - а мне так сон в
ум нейдет.  Того и гляди воры войдут в открытые двери или влезут в окно  - а
его, бестию,  и пушками  не добудишься.  - Мусье!  а, Мусье!  -  дьявол тебя
побери.
     Антон Пафнутьич  замолчал  -  усталость  и винные  пары  мало  по  малу
превозмогли его боязливость - он стал дремать, и вскоре глубокой сон овладел
им совершенно.
     Странное  готовилось  ему  пробуждение. Он чувствовал,  сквозь сон, что
кто-то тихонько дергал его за ворот рубашки. Антон Пафнутьич открыл глаза, и
при лунном свете осеннего  утра увидел перед собою Дефоржа:  француз в одной
руке  держал  карманный пистолет,  другою отстегивал  заветную  суму.  Антон
Пафнутьич обмер.
     - Кесь ке се, мусье, кесь ке се, - произнес он трепещущим голосом.
     - Тише, молчать, - отвечал учитель чистым русским языком, - молчать или
вы пропали. Я Дубровский.


    ГЛАВА XI.

Теперь попросим у читателя позволения объяснить последние происшедствия повести нашей предыдущими обстоятельствами, кои не успели мы еще рассказать. На станции** в доме смотрителя, о коем мы уже упомянули, сидел в углу проезжий с видом смиренным и терпеливым - обличающим разночинца или иностранца, т. е. человека, не имеющего голоса на почтовом тракте. Бричка его стояла на дворе, ожидая подмазки. В ней лежал маленький чемодан, тощее доказательство не весьма достаточного состояния. Проезжий не спрашивал себе ни чаю, ни кофию, поглядывал в окно и посвистывал


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |  30 |  31 |  32 |  33 |  34 |  35 |  36 |  37 |  38 |  39 |  40 |  41 |  42 |  43 |  44 |  45 |  46 |  47 |  48 |  49 |  50 |  51 |  52 |  53 |  54 |  55 |  56 |  57 |  58 |  59 |